Knigionline.org » Фантастика и фэнтези » Понедельник начинается в субботу

Понедельник начинается в субботу - Борис Стругацкий, Аркадий Стругацкий (2019)

Понедельник начинается в субботу
Академией, школой, институтом магии – никак не поразить. Стругацкие одновременно передаются в последующий степень. «Понедельник наступает во субботу» – данное относительно этих, кто именно ранее учился, кто именно ранее изучил заклятия также волшебные состава, увлекается реальным занятием – чародейством также волшебством.
Имеется вымысел об этом, то что книжки Стругацких с целью весьма разумных либо с целью этих, кто именно хорошо не забывает советский союз.
Умственные Способности необходим. Существовало б удивительно, в случае если б отсутствует. Однако, в случае если также имеется книжки, какие читаются из-за ночка, также смотри твоя милость только лишь стал, но возлюбленная ранее завершается, также равно как ведь хорошо, то что имеется еще… Данное относительно книжки Стругацких.
Данное относительно «Понедельник наступает во субботу».
Книга об колдунах, какие проживают с получки вплоть до получки.
Книжки никак не возникают во вакууме. Автор находится в зависимости с периода также зачастую с цензуры. Однако данное публикация приспособленное, комментированное. Для Вас ничего никак не помешает приобрести наслаждение с чтения.
«Понедельник наступает во субботу» – документ непосредственного воздействия.

Понедельник начинается в субботу - Борис Стругацкий, Аркадий Стругацкий читать онлайн бесплатно полную версию книги

– «Настоящим… предлагается вам… прибыть сегодня… двадцать седьмого июля… сего года… в полночь… на ежегодный республиканский слет…» Записали?

– Записал.

– «Первая встреча… состоится… на Лысой Горе. Форма одежды парадная. Пользование механическим транспортом… за свой счет. Подпись… начальник канцелярии… Ха… Эм… Вий».

– Кто?

– Вий! Ха Эм Вий.

– Не понимаю.

– Вий! Хрон Монадович! Вы что, начальника канцелярии не знаете?

– Не знаю, – сказал я. – Говорите по буквам.

– Дьявольщина! Хорошо, по буквам: Вервольф – Инкуб – Ибикус краткий… Записали?

– Кажется записал, – сказал я. – Получилось – Вий.

– Кто?

– Вий!

– У вас что, полипы? Не понимаю!

– Владимир! Иван! Иван краткий!

– Так. Повторите телефонограмму.

Я повторил.

– Правильно. Передала Онучкина. Кто принял?

– Привалов.

– С приветом, Привалов! Давно служишь?

– Собачки служат, – сердито сказал я. – Я работаю.

– Ну-ну, работай. На слете встретимся.

Раздались гудки. Я повесил трубку и вернулся в комнату. Утро было прохладное, я торопливо сделал зарядку и оделся. Происходящее казалось мне чрезвычайно любопытным. Телефонограмма странно ассоциировалась в моем сознании с ночными событиями, хотя я и представления не имел, каким образом. Впрочем, кое-какие идеи уже приходили мне в голову, и воображение мое было возбуждено.

Я еще не знал, как развернутся события, но уже был готов с энтузиазмом окунуться в них. Я уже обдумывал кое-какие эксперименты с книгой-перевертышем (она по-прежнему лежала на подоконнике и была теперь «Последним изгнанником» Олдриджа), с говорящим зеркалом и с цыканьем. У меня было несколько вопросов к коту Василию, да и русалка, живущая на дубе, представляла определенный интерес, хотя временами мне казалось, что она-то мне все-таки приснилась. Я ничего не имею против русалок, но не представляю себе, как они могут лазить по деревьям… хотя, с другой стороны, чешуя?..

Ковшик я нашел на кадушке под телефоном, но воды в кадушке не оказалось, и я направился к колодцу. Солнце поднялось уже довольно высоко. Где-то гудели машины, послышался милицейский свисток, в небе с солидным гулом проплыл вертолет. Я подошел к колодцу и, с удовлетворением обнаружив на цепи мятую жестяную бадью, стал раскручивать ворот. Бадья, постукивая о стены, пошла в черную глубину. Раздался плеск, цепь натянулась. Я крутил ворот и смотрел на свой «Москвич»*. У машины был усталый, запыленный вид, ветровое стекло было заляпано разбившейся о него вдребезги мошкарой. Надо будет воды долить в радиатор, подумал я. И вообще…

Бадья показалась мне очень тяжелой. Когда я поставил ее на сруб, из воды высунулась огромная щучья голова, зеленая и вся какая-то замшелая. Я отскочил.

– Опять на рынок поволочешь? – сильно окая, сказала щука. Я ошарашенно молчал. – Дай же ты мне покоя, ненасытная! Сколько можно?.. Чуть успокоюсь, приткнусь отдохнуть да подремать – ташшит! Я ведь не молодая уже, постарше тебя буду… жабры тоже не в порядке…

Было очень странно смотреть, как она говорит. Совершенно как щука в кукольном театре, она вовсю открывала и закрывала зубастую пасть в неприятном несоответствии с произносимыми звуками. Последнюю фразу она произнесла, судорожно сжав челюсти.

– И воздух мне вреден, – продолжала она. – Вот подохну, что будешь делать? Все скупость твоя, бабья да дурья… Все копишь, а для чего копишь – сама не знаешь… На последней реформе-та* как погорела, а? То-то! А екатериновками? Сундуки оклеивала! А керенками-та, керенками! Ведь печку топила керенками…

– Видите ли, – сказал я, немного оправившись.

– Ой, кто это? – испугалась щука.

– Я… Я здесь случайно… Я намеревался слегка помыться.

– Помыться! А я думала – опять старуха. Не вижу я: старая. Да и коэффициент преломления в воздухе, говорят, совсем другой. Воздушные очки было себе заказала, да потеряла, не найду… А кто ж ты будешь?

Перейти
Наш сайт автоматически запоминает страницу где Вы оставились и можете продолжить чтение когда хотите.
Оставить комментарий