Knigionline.org » Психология, Мотивация » Девушка по соседству

Девушка по соседству - Джек Кетчам (1989)

Девушка по соседству
Сонливый окраина. Затемненные дороги, хорошие газоны, комфортные здания. Непосредственно-действительно земной рай с целью каждого ребенка. Только Лишь никак не с целью Мыс также никак не с целью ее сестрички-калеки Сьюзан. Во самый-самом завершении дороги, во влажном также беспросветном подвале семьи Чандлер, они – беззащитные пленники собственной опекунши, отобравшей их уже после смерти отца с матерью. Мама-отшельник Рут Чандлер долго сползает во безумство, опутывающее алчными щупальцами также ее отпрыской, также целую округу. Только единственный мальчик принимается решение противодействовать безжалостности Рут. Также с его весового, согласно-нынешнему старшего постановления находится в зависимости никак не только лишь жизнедеятельность девочек… «Девушка согласно соседству», базирующаяся в настоящем безжалостном смертоубийстве ребенка с Индианы, выпущена во 1989 г.. Вплоть До данного о смертоубийстве Сильвии Лайкенс различными беллетристами ранее существовало прописано 3 романа, однако непосредственно данная книжка совершила полное представление, существенно повысив пользовательскую аудиторию Джека Кетчама. Хроника домашнего принуждения во небольшом городе существовала экранизирована два раза, при этом во кинофильмах исполнили подобные популярные артисты, равно как Эллен Пейдж, Уильям Атертон, Кэтрин Кинер, Джеймс Распределение.

Девушка по соседству - Джек Кетчам читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Скажи мне, бравый капитан,

Ведь должен ты знать ответ, —

Почему Зло царит и ангелы спят,

Когда дьявол включает свой свет?..

Том Уэйтс

Нет, не хотелось никогда услышать мне

Крик юной девушки в чужом тяжелом сне.

Ска-группа

The Specials

Душа под тяжестью греха летать не может.

Айрис Мердок, «Единорог»

Глава первая

Вам кажется, что вы знаете, что такое боль?

Поговорите с моей второй женой. Она точно знает. Или думает, что знает.

Она говорит, что однажды, когда ей было девятнадцать или двадцать, она оказалась между дерущимися котами – ее собственным и соседским, – и один из них прыгнул на нее, взлетел по ней, как по дереву, располосовав ей бедра, грудь и живот, да так, что следы остались по сей день, изранив ее так серьезно, что она упала спиной на старинный сервант своей матери «Хузер», разбив ее лучшее керамическое блюдо для пирога и содрав шесть дюймов кожи со своих ребер, а кот снова бросился на нее, пуская в ход когти и клыки и шипя от ярости. Помнится, она говорила, что ей наложили тридцать шесть швов. А горячка от воспаления держалась несколько дней.

Моя вторая жена говорит, что это и есть боль.

Да ни черта она не знает, эта женщина.

* * *

Эвелин, моя первая жена, пожалуй, подошла к этому знанию ближе.

Вот картина, постоянно преследующая ее.

Она едет по скользкому от дождя шоссе жарким летним утром на арендованном «Вольво», ее любовник сидит рядом, машину она ведет медленно и осторожно, потому что знает, каким вероломным может быть только что выпавший дождь на горячем асфальте, и тут «Фольксваген» обходит ее и юзом влетает на ее полосу. Его задний бампер с номерами Live Free or Die[1] вскользь целует ее радиатор. Почти нежно. Остальное довершает дождь. «Вольво» тормозит, его заносит, он, скользя, несется на насыпь, и внезапно она вместе с любовником кувыркается в воздухе, в невесомости, и верх становится низом, а потом снова верхом. В какой-то момент рулевое колесо ломает ей плечо. И тут же зеркало заднего вида переламывает ей запястье.

Потом кувырки прекращаются, и она видит педаль газа над головой. Она пытается найти взглядом любовника, но его в машине уже нет, он исчез, испарился как по волшебству. Она нащупывает дверцу на стороне водителя, открывает ее, выползает на мокрую траву, встает на ноги и смотрит сквозь дождь. И видит картину, которая с этого момента будет преследовать ее всю жизнь – человек, похожий на кровавый мешок, освежеванный, с заживо содранной кожей, лежащий перед машиной в осколках стекла, забрызганного красным.

Этот кровавый мешок – ее любовник.

И потому она ближе к пониманию боли.

Даже изо всех сил блокируя то, что знает. Даже если ей удается спать по ночам.

Она знает, что боль – это не просто отклик на раны или жалобы ее собственного перепуганного тела на искореженную плоть.

Боль может работать внутрь – приходя извне.

Я имею в виду, что иногда то, что ты видишь, – это боль. Боль в самом жестоком, самом чистом виде. Когда ни таблетки, ни сон, ни даже шок или кома не могут эту боль притупить.

Ты видишь ее, ты вбираешь ее в себя. И тогда она – это ты.

Ты становишься носителем длинного белого червя, который грызет тебя и пожирает, заполняя твои внутренности, пока, наконец, однажды утром ты кашляешь, и тут выползает слепая белая голова этого нечто, высовываясь из твоего рта, как второй язык.

Нет, мои жены не знают этого. А если знают, то не вполне. Хотя Эвелин подошла близко.

Но я – знаю.

Для начала вам придется поверить мне.

Потому что я знаю это с давних-давних пор.

* * *

Наш сайт автоматически запоминает страницу где Вы оставились и можете продолжить чтение когда хотите.
Оставить комментарий