Мертвая вода - Оливье Норек (2021)

Мертвая вода
Оливье Норек — автор, киносценарист, поднимающаяся знаменитость запошивочного детективного киножанра также, среди другим, командир работников полиции, ранее приобрел достаточно почитателей. Его общественный фильм ужасов «Мертвая вода» приобрел ряд элитных писательских премий: Prix Babelio, Prix Relay des voyageurs lecteurs, Prix Maisons de la presse также др. В период задержания наркодилера командир парижской работников полиции Ноэми Шастен приобретает пулю во субъект. Жизнедеятельность, влюбленность, продвижение по службе — все без исключения идет ко бесам, допустим но далее «неприглядного» работника также совсем посылают со глаза прочь — из-за число км с Парижа, во деревню в прибрежье водоема Авалон, во наиболее глухомань, в каком месте ни разу ровным счетом ничего никак не совершается. Ноэми ожидает исследовать ситуацию также осуществить разрешение об ликвидации работника полиции отделы. Но обстановка стремительно изменяется, если уже после шторма сельский рыболов извлечет с водоема незначительную пластмассовую бочку со жутким охватываемым. Специалисты прибывают ко заключению, то что обнаруженные во бочке останки относятся ребятам. Отпечаток водит во далекое прошлое, ко действиям, выходившим одна четвертая столетия обратно, если присутствие пуске гидростанции давняя село существовала залита.

Мертвая вода - Оливье Норек читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

— Будьте готовы к некоторой агрессивности. Иногда по пустячным поводам. И наоборот, к поразительной пассивности относительно важных событий. В этом же ряду следует перечислить состояние тревожности, раздражительность, беспомощность при фрустрации, но и отказ от малейшего удовольствия.

— Короче, я превратилась в настоящий подарочек. Похоже, недолго мне ходить в девках.

— Вот-вот, и это тоже. Защита в виде вымученных шуток, — подхватил Мельхиор. — Демонстративные средства обороны. Ваш характер изменится вплоть до структуры. Не признав собственное лицо, вы рискуете удивиться своим реакциям, словно вы стали другой. Однако все это — всего лишь новая вы, причем преобладает та личность, которой вы были всегда.

— У меня такое впечатление, будто моя жизнь началась в этом госпитале. Теперь я даже не помню о той, кем была до того, как приобрела эту физиономию из сырого мяса.

Жестокость образа заставила его поморщиться. Неприятие себя следовало бы ставить во главу списка посттравматических реакций, но это был не тот случай.

— Кстати, относительно ваших воспоминаний и вашей памяти… Вы пережили мучительное испытание смертью, и ваш мозг отреагировал, как хороший солдат: он прикрыл вас, взял под защиту, постарался стереть токсичную информацию. Но то, что он старается скрыть, слишком сильно. Это как пытаться удержать дикого зверя в картонной клетке. В тот или иной момент непременно случатся потери, выгорания… Интрузивные мысли[7], внезапные импульсы, спровоцированные самым обыкновенным звуком или запахом. Во время выстрела или после него произошла мнемоническая гиперкаптация.

— Сейчас я вам про это расскажу, — усмехнулась Ноэми.

— Простите. Проще говоря, мы все в точности помним о том, что делали во время взрывов одиннадцатого сентября. Наша память каптировала, то есть ухватила этот момент и навсегда заключила его в себе. Но помимо этого, она каптировала и сведения-паразиты. Помещение, в котором мы находились, окружающих, как они были одеты, цвет неба или запах готовившейся пищи. Именно эти воспоминания-паразиты всплывают на поверхность и открывают путь травмирующим воспоминаниям.

— Угу, короче, от меня больше ничего не зависит, верно?

— По правде говоря, мало что. Во всяком случае, поначалу. Если же продолжить обсуждать тему памяти, существуют риски гипермнезии: например, способность помнить какой-то день в мельчайших подробностях, но также и прямо противоположный случай: ошибки кодирования кратковременной памяти, из-за чего вы напрочь позабудете, что произошло за последние пять минут или пять часов.

— Я в любом случае не предполагала в ближайшие дни включаться в социальную жизнь. Мне доставит огромное удовольствие провести их в собственной постели.

— Однако ночью будет не проще, — поспешил уточнить Мельхиор. — У вас могут случаться навязчивые кошмарные сны, острые переживания произошедшего, ранние пробуждения или бессонница. Если особенно повезет, все это может даже происходить в течение одной ночи! — пошутил эскулап, чтобы разрядить обстановку. — Конечно, я прописал вам несколько седативных средств, которые следует начать принимать сразу по выписке из госпиталя. Но помните, лекарства — всего лишь костыль, не вздумайте к нему привыкнуть, а это может случиться очень быстро.

— И вы что, всю эту тарабарщину вписали в заключение? — встревожилась Ноэми.

— А вы уже подумываете о возвращении на службу?

— Я всегда была только фликом. И не смогу научиться ничему другому. К тому же быть полицейским — это многое заменяет в жизни.

Мельхиор в недоумении вздернул бровь: он не привык терять нить беседы. Ноэми уточнила свою мысль:

— Так вот, сила — это сила. Все видят только это. Он — сила. Но сила в форме — это флик. Так что в нем видят только функцию. Вы помните полицейского, который принимал вашу последнюю жалобу? Не мучайтесь, вы его забыли. Вы видели только то, что он представляет.

Наш сайт автоматически запоминает страницу где Вы оставились и можете продолжить чтение когда хотите.
Оставить комментарий