Главная » Любовные романы » Смерть на рассвете

Смерть на рассвете - Мейер Деон

Смерть на рассвете
Правитель Герден — индивид сложной, одаренный, мощный также решительный, однако во тот или иной-в таком случае период перестроивший для себя. Превосходный страж порядка, некто разочаровался во людах, решительно поверив, то что выделиться двигает только несчастье также боязнь кончины. Данное произошло уже после смерти в его наблюдениях возлюбленного напарника. С актуального тупика правитель Гердена, в настоящее время индивидуального сыщика, вывела столкновение со защитником Хоуп Бенеке. Настойчивая также положительная, Хоуп оставила ему требование, предложив из-за недельку отыскать садиста-убийцу. Пробудившийся во правитель Гердене высокопрофессиональный задор вводит его в давнишнее неразоблаченное проблема, во коем замешаны спецслужбы также что никак не сулит собственнолично ему ровным счетом ничего, помимо угрозы, но способен являться, также собака.Спиртной опьянение постепенно разбегался; первоначальным осмысленным чувством сделалась страдание во ребрах. Затем правитель Герден осознал, то что единственный глаза около него заплыл, но верхняя гауптвахта раздулась. Во ноздря стукнула острая запах: известь, заплесневелость, аромат своего непомытого туловища. Выдохнув, некто ощутил сальный вкус месячные в рту также пивоваренный запах.

Смерть на рассвете - Мейер Деон читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

День седьмой Четверг, 6 июля

1

Алкогольный дурман понемногу рассеивался; первым осознанным ощущением стала боль в ребрах. Потом ван Герден понял, что один глаз у него заплыл, а верхняя губа распухла. В ноздри ударила резкая вонь: хлорка, плесень, запах собственного немытого тела. Выдохнув, он почувствовал соленый привкус крови во рту и пивной перегар.

И еще он испытал облегчение.

Обрывочные воспоминания о вчерашнем вечере были похожи на кусочки головоломки. Ссора, тревожные лица, злость — они были такими нормальными, такими предсказуемыми подонками. Добропорядочные граждане, столпы общества.

Ван Герден лежал на том боку, который не болел, стараясь поменьше шевелиться. С похмелья его трясло.

В коридоре послышались шаги. Вот в замке серой стальной двери повернулся ключ — металлический скрежет отозвался головной болью. В камеру вошел охранник.

— К вам адвокат пришел, — сообщил он.

Ван Герден осторожно перевернулся на другой бок. Открыл один глаз.

— Пошли, — приказал охранник без всякого почтения.

— У меня нет адвоката. — Собственный голос доносился как будто издалека.

Охранник нагнулся над койкой, ухватил его за ворот и дернул кверху.

— Вставай!

Ребра снова ожгло болью. Ван Герден с трудом переступил порог камеры; чтобы попасть в полицейский участок, нужно было пройти по мощеному переходу. Охранник шагал впереди и время от времени постукивал по стене ключом.

В кабинет ван Герден вошел с трудом, ему было больно. За письменным столом сидел Кемп, рядом, на стуле, лежал его кейс. Лицо у Кемпа было хмурое. Ван Герден опустился на темно-синий стул и закрыл голову руками. Хлопнула дверь — вышел охранник.

— Ну и дрянь же ты, ван Герден, — начал Кемп.

Он ничего не ответил.

— Что ты с собой делаешь?

— Какое это имеет з-значение? — Язык с трудом ворочался во рту; из-за разбитых губ слова выходили неразборчивыми.

Кемп нахмурился еще сильнее и покачал головой:

— Они даже не сочли нужным предъявить тебе обвинение!

Ван Герден понимал, что ему по идее должно стать легче — все закончилось не так страшно. Но облегчение не приходило. И еще Кемп, мать его. Откуда он только все узнал?

— Даже стоматологи с первого взгляда поняли, с кем имеют дело! Боже мой, ван Герден, что на тебя нашло? На какое дерьмо ты тратишь свою драгоценную жизнь? Стоматологи! До какой степени надо было напиться, чтобы оскорбить пятерых зубных врачей?

— Двое из них были терапевтами.

Кемп внимательно осмотрел физиономию ван Гердена и встал. Он был высокий, в чистой и аккуратной спортивной куртке и серых свободных брюках. Костюм дополнял неброский галстук в тон.

— Где твоя машина?

Ван Герден медленно поднялся; мир вокруг слегка покачивался.

— У того бара.

Кемп открыл дверь:

— Тогда поехали.

Ван Герден поплелся за адвокатом. Дежурный сержант выложил на стойку его личные вещи: целлофановый пакет, в котором лежали пустой бумажник и ключи. Он забрал вещи, не глядя сержанту в глаза.

— Я его забираю, — сказал Кемп.

— До скорого свидания!

На улице было холодно. Тонкая куртка не спасала от порывов ветра; ван Гердену очень хотелось запахнуться поплотнее, но он все же удержался.

Кемп взгромоздился в свой огромный джип, перегнулся к пассажирской дверце, снял блокировку. Ван Герден медленно обошел машину, плюхнулся на сиденье, захлопнул дверцу и прислонился к стеклу головой. Кемп тронулся с места.

— У какого бара?

— «Спорт», напротив «Панаротти».

— Что произошло?

— Зачем ты меня забрал?

— Затем, что ты в присутствии всех сотрудников полиции из участка на Столовой горе хвастал, что я — твой адвокат и засужу и их, и стоматологов. Мол, они за все ответят — и за оскорбление словом, и за угрозу физической расправы, и за их зверство.

Оставить комментарий