Главная » Старинная литература » Атлант расправил плечи

Атлант расправил плечи - Айн Рэнд (1997)

Атлант расправил плечи
Данное издание, соперничавшее во время пика своей популярности с Библией по продаваемости, относится к жанру антиутопий. Автор Айн Рэнд писала его в течении 12 лет и считает самой значительной из своих работ. Главная идея книги состоит в том, что современное общество является благополучным и процветающим благодаря одарённым творцам-одиночкам, которые, как мифический титан Атлант держал небесный свод, точно также поддерживают общество на плаву. По сюжету такие люди сталкиваются с тем, что бездарное большинство начинает противостоять им. Под давлением народных масс правительство США начинает проводить политику социализации экономики и убирать рыночную экономику, заменяя её плановой. Частный бизнес всё более притесняется. Подобное начинает происходить по всему миру, и мировая экономика входит в стадию кризиса: добыча углеводородов сокращается, а местами полностью прекращается. Все усилия центральной власти в Вашингтоне устранить проблемы плановыми методами только усугубляют ситуацию. Главные персонажи книги, крупные бизнесмены Хэнк Риарден и Дагни Таггерт пытаются бороться с новой губительной политикой, но терпят неудачу. Им становится известно, что большая группа людей из бизнес- и творческой элиты сворачивает свои дела и куда-то исчезает. Лучшие люди общества уходят в горы и селятся там в городе, который создал изобретатель Джон Голт. С этих пор Дагни Таггерт пытается отыскать это место и познакомиться с самим Голтом, чтобы узнать о его взглядах на жизнь. Автор пытается показать, насколько неблагополучно общество, в котором интересы большинства и правящей партии важнее, чем интересы отдельной личности. И, что без лидеров-эгоистов система процветающего общества не будет нормально работать.

Атлант расправил плечи - Айн Рэнд читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Освещенный прямоугольник в низине был окном дома Даннешильда. Кей Ладлоу сидела перед зеркалом, задумчиво рассматривая тона актерского грима, разложенные в потертом чемоданчике. Рагнар Даннешильд лежал на диване, читая Аристотеля: «…поскольку эти истины верны для всего сущего, а не для какого-то отдельного вида. И все люди используют их, так как они существуют в реальности как сущие… Потому что принцип, которого должен придерживаться каждый, кто имеет понятие о чем-то сущем, не есть гипотеза… Очевидно, следовательно, что такой принцип есть самое несомненное; продолжим: в чем заключается этот принцип? В том, что одно и то же свойство не может одновременно и равным образом принадлежать и не принадлежать одному и тому же субъекту в том же отношении…»

Освещенный прямоугольник среди возделанного поля был окном библиотеки судьи Наррагансетта. Он сидел за столом, свет лампы падал на страницы старинного документа. Он пометил и вычеркнул противоречивые утверждения, приведшие когда-то к тому, что этот документ утратил силу. Теперь он писал на его страницах новое предложение: «Законодательное собрание не может принимать законы, ограничивающие свободу производства и торговли…»

Освещенный прямоугольник в глубине леса был окном хижины Франциско Д’Анкония. Франциско лежал на полу, рядом с пляшущими в камине языками пламени, склонившись над листами бумаги. Он заканчивал эскиз плавильни. Хэнк Реардэн и Эллис Вайет сидели у камина.

— Джон сконструирует новые локомотивы, — говорил Реардэн, — а Дэгни займется прокладкой первой железной дороги между Нью-Йорком и Филадельфией. Она…

И вдруг, услышав его следующие слова, Франциско вскинул голову и рассмеялся. Он смеялся одобрительно, легко и победно. Смех Франциско заглушил доносившиеся откуда-то сверху отдаленные звуки Пятого концерта Хэйли, но он тоже звучал триумфально. В словах, над которыми, приветствуя их, смеялся Франциско, были лучи весеннего солнца, освещавшего лужайки у порогов деревенских домов, блеск моторов, сияние стальных конструкций новых небоскребов, глаза молодых людей, уверенно и бесстрашно смотрящих в будущее.

Фраза, которую произнес Реардэн, звучала так:

— Возможно, она попытается содрать с меня последнюю рубашку, запросив немыслимую цену за перевозки, но я с этим справлюсь.

На самом высоком уступе горы мерцал слабый свет. Это был свет звезд, блестевший и в прядях волос Галта. Галт смотрел не на долину внизу, а далеко за ее пределы, в темноту. Рука Дэгни покоилась у него на плече, ветер спутывал их волосы. Она знала, почему ему хотелось взобраться на вершину и о чем он сейчас думает. Она знала, что он хочет сказать, и знала, что он первый скажет ей об этом.

Они не могли видеть мир, простиравшийся за горами, там были лишь пустота, тьма и скалы. Тьма скрывала руины материка: дома без крыш, заржавевшие трактора, темные улицы, заброшенные рельсы. Но очень далеко, на краю земли, на ветру колебалось тонкое пламя — упрямое пламя факела Вайета; оно меркло и разгоралось вновь, дрожа, его было не погасить, не уничтожить. Казалось, оно призывает услышать слова, которые собирался произнести Джон Галт.

— Путь свободен, — сказал Галт. — Мы возвращаемся в наш мир.

Он поднял руку и начертал над безлюдной землей знак доллара.

Оставить комментарий