Главная » Старинная литература » Атлант расправил плечи

Атлант расправил плечи - Айн Рэнд (1997)

Атлант расправил плечи
Данное издание, соперничавшее во время пика своей популярности с Библией по продаваемости, относится к жанру антиутопий. Автор Айн Рэнд писала его в течении 12 лет и считает самой значительной из своих работ. Главная идея книги состоит в том, что современное общество является благополучным и процветающим благодаря одарённым творцам-одиночкам, которые, как мифический титан Атлант держал небесный свод, точно также поддерживают общество на плаву. По сюжету такие люди сталкиваются с тем, что бездарное большинство начинает противостоять им. Под давлением народных масс правительство США начинает проводить политику социализации экономики и убирать рыночную экономику, заменяя её плановой. Частный бизнес всё более притесняется. Подобное начинает происходить по всему миру, и мировая экономика входит в стадию кризиса: добыча углеводородов сокращается, а местами полностью прекращается. Все усилия центральной власти в Вашингтоне устранить проблемы плановыми методами только усугубляют ситуацию. Главные персонажи книги, крупные бизнесмены Хэнк Риарден и Дагни Таггерт пытаются бороться с новой губительной политикой, но терпят неудачу. Им становится известно, что большая группа людей из бизнес- и творческой элиты сворачивает свои дела и куда-то исчезает. Лучшие люди общества уходят в горы и селятся там в городе, который создал изобретатель Джон Голт. С этих пор Дагни Таггерт пытается отыскать это место и познакомиться с самим Голтом, чтобы узнать о его взглядах на жизнь. Автор пытается показать, насколько неблагополучно общество, в котором интересы большинства и правящей партии важнее, чем интересы отдельной личности. И, что без лидеров-эгоистов система процветающего общества не будет нормально работать.

Атлант расправил плечи - Айн Рэнд читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

— Вот возьми, купи себе чашку кофе. — Эдди протянул монету в сторону безликой тени.

— Спасибо, сэр, — сказал бродяга равнодушным тоном.

Он наклонился вперед, и Эдди рассмотрел изрезанное морщинами, обветренное лицо, на котором застыла печать усталости и циничного безразличия. У бродяги были глаза умного человека.

Эдди Виллерс пошел дальше, пытаясь понять, почему с наступлением сумерек его всегда охватывает какой-то необъяснимый, беспричинный страх. Нет, даже не страх, ему было нечего бояться, просто непреодолимая смутная тревога, беспричинная и необъяснимая. Он давно привык к этому странному чувству, но не мог найти ему объяснения; и все же бродяга говорил с ним так, будто знал, что это чувство не давало ему покоя, будто считал, что оно должно возникать у каждого, более того, будто знал, почему это так.

Эдди Виллерс расправил плечи, пытаясь привести мысли в порядок. «Пора с этим покончить», — подумал он; ему начинала мерещиться всякая чепуха. Неужели это чувство всегда преследовало его? Ему было тридцать два года. Он напряг память, пытаясь вспомнить. Нет, конечно же, не всегда, но он забыл, когда впервые ощутил его. Это чувство возникало внезапно, без всякой причины, но в последнее время значительно чаще, чем когда бы то ни было. «Это все из-за сумерек, — подумал Эдди, — терпеть их не могу».

В сгущавшемся мраке тучи на небе и очертания строений становились едва различимыми, принимая коричневатый оттенок, — так, увядая, блекнут с годами краски на старинных холстах. Длинные потеки грязи, сползавшие с крыш высотных зданий, тянулись вниз по непрочным, покрытым копотью стенам. По стене одного из небоскребов протянулась трещина длиной в десять этажей, похожая на застывшую в момент вспышки молнию. Над крышами в небосвод вклинилось нечто кривое, с зазубренными краями. Это была половина шпиля, расцвеченная алым заревом заката, — со второй половины давно уже облезла позолота. Этот свет напоминал огромное, смутное опасение чего-то неведомого, исходившего неизвестно откуда, отблески пожара, но не бушующего, а затухающего, гасить который уже слишком поздно.

«Нет, — думал Эдди Виллерс, — город выглядит совершенно нормально, в его облике нет ничего зловещего».

Эдди пошел дальше, напоминая себе, что опаздывает на работу. Он был далеко не в восторге от того, что ему там предстояло, но он должен был это сделать, поэтому решил не тянуть время и ускорил шаг.

Он завернул за угол. Высоко над тротуаром в узком промежутке между темными силуэтами двух зданий, словно в проеме приоткрытой двери, он увидел табло гигантского календаря.

Табло было установлено в прошлом году на крыше одного из домов по распоряжению мэра Нью-Йорка, чтобы жители города могли, подняв голову, сказать, какой сегодня день и месяц, с той же легкостью, как определить, который час, взглянув на часы; и теперь белый прямоугольник возвышался над городом, показывая прохожим месяц и число. В ржавых отблесках заката табло сообщало: второе сентября.

Эдди Виллерс отвернулся. Ему никогда не нравился этот календарь. Он не мог понять, почему при виде его им овладевало странное беспокойство. Это ощущение имело что-то общее с тем чувством тревоги, которое преследовало его; оно было того же свойства.

Ему вдруг показалось, что где-то он слышал фразу, своего рода присказку, которая передавала то, что, как казалось, выражал этот календарь. Но он забыл ее и шел по улице, пытаясь припомнить эти несколько слов, засевших в его сознании, словно образ, лишенный всякого содержания, который он не мог ни наполнить смыслом, ни выбросить из головы. Он оглянулся.

Белый прямоугольник возвышался над крышами домов, глася с непреклонной категоричностью: второе сентября.

Оставить комментарий