Главная » Наука, Образование » Глубокая игра: Заметки о петушиных боях у балийцев

Глубокая игра: Заметки о петушиных боях у балийцев - Клиффорд Гирц (1977)

Глубокая игра Заметки о петушиных боях у балийцев
  • Год:
    1977
  • Название:
    Глубокая игра: Заметки о петушиных боях у балийцев
  • Автор:
  • Жанр:
  • Серия:
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Екатерина Лазарева
  • Издательство:
    Ад Маргинем Пресс
  • Страниц:
    5
  • ISBN:
    978-5-91103-373-6
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
С точки зрения Гирца, этнография – это не «экспериментальная урок, занятая поисками закона», а урок «интерпретативная, занятая поисками значения». «Интерпретация культур» и насыщенное описание считаются ответом на формализацию и математизацию антропологического изучения в «этнонауке, когнитивной антропологии, компонентном анализе», в коих описание дает собой «этнографический алгоритм», приводящий к соединению «чрезмерного субъективизма с излишним формализмом» в облике «таксономий, парадигм, таблиц и других ухищрений». Интерпретативную антропологию. Оправившись от изумления, он задал вопрос, какого линия, мол, мы там проделываем. Наш владелец мин. 5 распинался перед ним, защищая нас и очень импульсивно разъясняя, кто мы эти. При данном он обрисовывал нас так детально и буквально, собственно что наступила моя очередь удивиться – так как мы до сего ни разу не вступали в контакт ни с одним районным обитателем, за исключением человека, нас поселившего, и крестьянского старосты. У нас были все причины пребывать у него в постояльцах, пояснял он, смотря полицейскому напрямик в очи.

Глубокая игра: Заметки о петушиных боях у балийцев - Клиффорд Гирц читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Серия «Minima; 28»

This edition published by arrangement with Basic Books, an imprint of Perseus Books, LLC, a subsidiary of Hachette Book Group, Inc. (USA) via Alexander Korzhenevski Agency (Russia). All rights reserved.

© 1977 Clifford Geertz

© Лазарева Е. М., перевод, 2017

© Сивков Д., послесловие, 2017

© ООО «Ад Маргинем Пресс», 2017

© Фонд развития и поддержки искусства «АЙРИС»/IRIS Art Foundation, 2017

* * *

Глубокая игра: Заметки о петушиных боях у балийцев

Облава

В начале апреля 1958 года мы с женой, больные малярией и неуверенные в себе, приехали в балийскую деревушку, где собирались проводить антропологическое исследование. Небольшая, всего в пять сотен человек, и сравнительно удаленная от крупных населенных пунктов, эта деревушка являла собой замкнутый мир. Мы же были чужаками, профессиональными чужаками, и местные жители обращались с нами так, как балийцы всегда обращаются с людьми, которые не являются частью их жизни, но им навязываются: они нас просто не замечали, будто бы нас и не было. Для них, а отчасти и для себя самих, мы были никем – призраки, невидимки.

Мы обосновались в большом семейном поселении (об этом была предварительная договоренность с местной администрацией), которое принадлежало одной из четырех главных фракций деревенских жителей. Однако, кроме нашего хозяина и его кузена и шурина – деревенского старосты, – нас никто не замечал, как это умеют делать только балийцы. Растерянные, страстно желающие произвести хорошее впечатление, мы тоскливо бродили по деревне, а балийцы смотрели сквозь нас, фиксируя свой взор на каком-то гораздо более важном для них дереве или камне, отстоящем от нас на несколько метров. Почти никто с нами не здоровался, но в то же время никто и не сердился, не говорил нам ничего обидного, что бы нас тоже вполне устроило. Когда мы пытались к кому-нибудь подойти (что в такой ситуации делать категорически не рекомендуется), человек отодвигался как бы ненароком, но вполне решительно. Если нам удавалось с двух сторон зажать кого-то, стоящего у стены, он ничего не говорил или же твердил все время одно и то же слово, служащее балийцам универсальной присказкой, – «да». Их безразличие было, разумеется, наигранным; балийцы следили за каждым нашим движением и обладали достаточно подробной информацией о том, кто мы такие и что собираемся делать. Но они вели себя так, будто бы нас вообще не существовало, и, если судить по их отношению к нам, нас действительно не было или, точнее, пока не было.

Оставить комментарий