Главная » Детективы и триллеры » Основано на реальных событиях

Основано на реальных событиях - Дельфина де Виган (2015)

Основано на реальных событиях
Загадочная Л. неожиданно появляется во существования истомленной писательницы Дельфины также прочно во ней садится. Со 1-ый дня их связи Буква. необходимо из-за Дельфиной. Л. – эталон, возлюбленная изысканная, мощная, изящная также, может показаться на первый взгляд, может преодолеть со каждой вопросом. Возлюбленная восторженно может помочь в абсолютно всем Дельфине, жизнедеятельность каковой в настоящее время глубока проблем также волнению. Однако со временем Дельфине приступает выглядеть, то что Л. выгоняет ее с своей существования. Смотри только лишь для чего ей данное?

Посредством ряда месяцев уже после выхода мои конечного романа мы прервала записывать. Во протяжение практически 3-х года мы никак не составила почти буква строки. Иногда постоянные формулировки необходимо подразумевать практически: мы никак не составила буква деловитого послания, буква признательной карточки, буква филогенетический открытки с выдачи, буква перечня покупок. Ровным Счетом Ничего, то что вызвало б конкретного действия, в отсутствии коего нереально составить то что-или.

Основано на реальных событиях - Дельфина де Виган читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Delphine de Vigan

D’après une histoire vraie

Copyright © 2015 by Editions JC Lattès

© Петрова А., перевод на русский язык, 2018

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2018

* * *

* * *

Через несколько месяцев после выхода моего последнего романа я прекратила писать. В течение почти трех лет я не написала практически ни строчки. Порой устойчивые выражения следует понимать буквально: я не написала ни делового письма, ни благодарственной карточки, ни видовой открытки из отпуска, ни списка покупок. Ничего, что потребовало бы определенного усилия, без которого невозможно написать что-либо. Ни строчки, ни слова. Вид блокнота, записной книжки, каталожной карточки вызывал у меня тошноту.

Мало-помалу само это действие стало случайным, неуверенным, совершаемым не без боязни. Необходимость сжимать в пальцах ручку представляла для меня все большую трудность.

Позже я начала впадать в панику, стоило мне открыть документ Word.

Я пыталась найти удобное положение, оптимальный угол наклона экрана, вытягивала под столом ноги.

А потом часами сидела, вперив неподвижный взгляд в экран.

Через некоторое время у меня начали дрожать руки, стоило мне приблизиться к клавиатуре.

Я без разбору отказывалась от всех поступавших мне предложений: статей, летних новостей, предисловий и других форм участия в коллективном творчестве. От одного только слова «писать» у меня сводило желудок.

Я не могла больше писать.

Писать – только не это.

Теперь я знаю, что в моем окружении, литературной среде и социальных сетях ходили обо мне различные слухи. Знаю, что говорили, будто я никогда больше не буду писать, что я дошла до своего предела. Что костер из соломы или бумаги горит недолго. Любимый человек вообразил, будто от общения с ним я утратила вдохновение или же потеряла питательную жилу и, следовательно, вскоре брошу его.

Когда друзья, знакомые, а иногда даже журналисты отваживались расспрашивать меня о причинах моего молчания, я говорила об усталости, о поездках за границу, гнете популярности и даже о завершении литературного цикла. Я ссылалась на отсутствие времени, рассеянность, беспокойство и выкручивалась с улыбкой, безмятежность которой никого не вводила в заблуждение.

Сегодня я знаю, что все это лишь отговорки. Все это ничего не значит.

Случалось, разумеется, что я при близких упоминала о страхе. Не припомню, чтобы я говорила об ужасе. И все же речь шла именно об ужасе. Сейчас я могу признаться: процесс письма, который давно занимал меня, который изменил все мое существование и был так дорог мне, отныне наводил на меня ужас.

Истина заключается в том, что в момент, когда мне в соответствии с циклом, где чередовались латентный и инкубационный периоды с собственно написанием, циклом почти хронобиологическим, практикуемым мною уже более десяти лет, пришлось вернуться к письму, – так вот, в тот самый момент, когда я уже готовилась начать книгу, используя сделанные для нее заметки и обилие собранных документов, я вдруг повстречала Л.

Теперь я знаю, что Л. – одна-единственная причина моего бессилия. И что два года, когда мы были вместе, чуть было не обрекли меня на вечное молчание.

I

Обольщение

Он чувствовал себя персонажем,

чью историю рассказали не как быль,

но как художественный вымысел.

Стивен Кинг, Мизери

* * *

Оставить комментарий