Я все еще здесь - Клели Авит (2015)

Я все еще здесь
  • Год:
    2015
  • Название:
    Я все еще здесь
  • Автор:
  • Жанр:
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Ирина Волевич
  • Издательство:
    Синдбад
  • Страниц:
    76
  • ISBN:
    978-5-00131-071-6
  • Рейтинг:
    3 (1 голос)
  • Ваша оценка:
Ранее практически полгода Имя располагается во коме уже после злополучного происшествия во горках. Доктора также схожие никак не подразумевают, то что возлюбленная осмысливает, в каком месте располагается, также чувствует все без исключения, то что сообщают около, однако никак не во пребывании предоставить им понимать о данном.Тибо во данной ведь клинике проведывает брата, что уселся из-за рулевое колесо нетрезвым также начал виновником кончины 2-ух девчонок-школьников. Как-То Раз Тибо согласно погрешности поступает во палату Эльзы также с ее приятелей также членов семьи выяснит детали этого, то что со ней случилось. Тибо приступает постоянно посещать Эльзу также говорить ей об собственной существования. Его никак не оставляет чувство, то что возлюбленная чувствует также осознает все без исключения, то что некто свидетельствует.С Целью Эльзы возникновение Тибо аналогично глотку нового атмосферы, что предоставляет ей мощи продлевать сражаться из-за жизнь…Мне прохладно. Ми не терпится имеется. Ми жутко.Согласно последней грани, мы таким образом считаю.Смотри ранее 20 месяцов, равно как мы во коме.

Я все еще здесь - Клели Авит читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Clélie Avit

JE SUIS LÀ

© 2015 by Editions JC Lattès

© Издание на русском языке, перевод на русский язык. Издательство «Синдбад», 2018.

1

Эльза

Мне холодно. Мне хочется есть. Мне страшно.

По крайней мере, я так думаю.

Вот уже двадцать недель, как я в коме. Я воображаю, что мне должно быть холодно, голодно и страшно. На первый взгляд, это совершенная бессмыслица: ведь если кто-нибудь и может знать, что я ощущаю, то это, конечно, я сама, но в том-то и загвоздка… Все это я только воображаю.

Я знаю, что нахожусь в коме, потому что слышала, как они это обсуждали. Смутно слышала. Кажется, впервые я что-то «услышала» месяца полтора тому назад. Конечно, если я не ошибаюсь в расчетах.

Я считаю дни, как могу. По обходам лечащего врача я считать перестала. Он у меня теперь практически не бывает. Предпочитаю считать по визитам процедурных медсестер, но и они заглядывают ко мне нерегулярно. Лучше всего считать по уборке палаты. Санитарка приходит каждую ночь, около часа. Это я знаю, потому что слышу музыку из ее радиоприемника, прицепленного к тележке с моющими средствами. Так вот, я слышала ее уже сорок два раза.

Шесть недель, как я очнулась.

Шесть недель, как никто этого не замечает.

Это понятно: они же не будут сканировать мой мозг сутки напролет. Раз уж монитор, который стоит рядом с моей койкой и подает сигналы «бип-бип», не пожелал возвестить им о том, что, по крайней мере, у меня восстановилась слуховая функция, они вряд ли станут лишний раз совать мою голову в томограф стоимостью восемьсот тысяч евро.

Все они убеждены, что я безнадежна. Даже мои родители и те постепенно сдаются. Мать стала появляться гораздо реже. Отца хватило, кажется, дней на десять. Только младшая сестра навещает меня регулярно, каждую среду, иногда в сопровождении очередного бойфренда.

Моя сестрица ведет себя как подросток. Ей уже двадцать пять лет, а она меняет дружков чуть ли не каждую неделю. Я с удовольствием задала бы ей хорошую трепку, но, поскольку это невозможно, остается слушать ее болтовню.

Вот уж что врачи умеют, так это твердить: «Разговаривайте с ней!» Стоит мне услышать это от кого-нибудь из них (правда, это случается все реже, потому что они мной почти не занимаются), так и подмывает содрать с него зеленый халат и засунуть ему в глотку. Не знаю, правда, какого цвета халаты у здешних врачей, но почему-то представляю их зелеными.

Я вообще много чего себе представляю.

По правде говоря, больше мне делать нечего. Потому что слушать, как моя сестрица повествует о своих похождениях, мне уже поднадоело. Она не скупится на интимные подробности, но, к сожалению, часто повторяется. Одинаковое начало, одинаковая середина, одинаковый конец. Меняется только имя дружка. Зато все, как один, студенты. Все мотоциклисты. И все, как один, с какой-то гнильцой, хотя она, дурочка, этого не понимает. Я никогда с ней этого не обсуждала. Если когда-нибудь выйду из комы, обязательно поговорю. Ей будет полезно.

Один плюс в визитах моей сестры все-таки есть: она описывает мне окружающую обстановку. На это у нее обычно уходит минут пять. Первые пять минут после появления в палате. Она рассказывает мне, какого цвета стены, какая на улице погода, какая юбка у медсестры под халатом, какого сердитого санитара она встретила в коридоре. Моя младшая сестра учится живописи. И пока она повествует обо всем этом, мне кажется, что я листаю книжку с картинками. Но это длится всего пять минут. А потом – очередная серия мыльной оперы на час.

Итак: сегодня на улице пасмурно, и грязно-белые стены палаты выглядят еще безобразнее, чем всегда. Медсестра пришла в бежевой юбке, слегка оживив унылую больничную атмосферу. Последнего дружка зовут Адриен. На Адриене я отключилась. Вернулась к реальности только после того, как за сестрой захлопнулась дверь.

Теперь я снова одна.

Оставить комментарий