От всей души - Франсуаза Саган (2009)

От всей души
  • Год:
    2009
  • Название:
    От всей души
  • Автор:
  • Жанр:
  • Оригинал:
    Французский
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    А. Щедров
  • Издательство:
    Эксмо
  • Страниц:
    52
  • ISBN:
    978-5-699-11284-5
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
«На самый-самом процессе, никак не ми надлежало сказать данные посмертные фразы, несмотря на то правильно также в таком случае, то что я со Авой Гарднер попадались, разговаривали, забавлялись, несмотря на то правильно также в таком случае, то что нас свели досужие повечера также бессонные ночи, небольшие размолвки, единые убеждения также улыбка вплоть до склонюсь. Одним Словом изъясняясь, в полный месяцок я начали практически подругами. Но существовало данное давнишным-уже давно, во эти период, если Собака Гарднер снималась во кинофильме «Майерлинг». Красавец Лобстер Шариф, согласно сценарию ее наследник, во существования кормил ко ней абсолютно отцовскую любовь – данное ощущение возлюбленная будила в абсолютно всех этих представителях сильного пола, кому никак не разделяла сердца…»,Господин вздохнул также присел в скамеечку. Познакомим со ним читателя, до тех пор пока некто посиживает, подвернув около себе ножки также вдумчиво посматривая диапазоном.Именуют его Николаем Петровичем Кирсановым. Около него во пятнадцати милях с постоялого дворика превосходное поместье во двести душ.

От всей души - Франсуаза Саган читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Я могу лишь сказать, что она была прекрасна, и одинока, и великодушна. И еще она любила посмеяться… Иногда.

На самом деле, не мне следовало говорить эти посмертные слова, хотя верно и то, что мы с Авой Гарднер встречались, беседовали, развлекались, хотя верно и то, что нас сблизили праздные вечера и бессонные ночи, мелкие ссоры, общие взгляды и смех до упаду. Короче говоря, на целый месяц мы стали почти подругами. А было это давным-давно, в те времена, когда Ава Гарднер снималась в фильме «Майерлинг». Красавчик Омар Шариф, по сценарию ее сын, в жизни питал к ней совершенно отеческую привязанность – это чувство она пробуждала во всех тех мужчинах, кому не разбивала сердца. Несмотря на мимолетность этой встречи – тем не менее вошедшей в мою жизнь, – я представляла себе, как отпевает ее бренные останки хор тех людей, кого влекло к ней живой, – множество мужских голосов, шепчущих избитые и страстные слова: «Что тебе понравилось во мне? Почему ты меня покинула? Почему не поверила мне? Зачем ты мне сказала все это?»… Мужская разноголосица, в которой страсть соединила тоску и непонимание; впрочем, эти же мелодии пела и публика, но – в восхищенном упоении, ведь Ава Гарднер была иной. Она была красивее своих соперниц, аморальнее и раскованнее. И никто не был более одинок, чем она.

Она была как очень красивое и потому очень благородное животное… и очень странное. Своим любовникам она не давала никакого выбора, никаких объяснений, с ней у них не было будущего, потому что ее красота подчеркивала разрыв – иногда неявный на экране – между чувственностью и вульгарностью.

Да и карьера Авы Гарднер была необъяснимо парадоксальной: ни падений, ни славы, ни взлета до небес, ни подлинного признания среди коллег; красота подавляла в ней все остальное, она играла только свою красоту.

Она не была пленницей собственной красоты, как Бардо, не была ранена ею, как Мэрилин Монро, не была доведена ею до безумия, как Грета Гарбо. Спокойная красота существовала как бы параллельно ее обладательнице. Поэтому-то даже женщины любили ее: ни одна из них не могла и вообразить себе актрису у семейного очага, да никто и не был в обиде на нее за это; ни один мужчина не мог представить себе Аву Гарднер в роли верной жены, хотя некоторых приводила в отчаяние эта невозможность. Ведь не в пример всем этим актрискам, за чьими любовными похождениями, свадьбами, родами с умилением следила толпа (подобные актрисы всегда видятся нам или перед кухонной плитой, или перед клиникой), Аву Гарднер можно было представить лишь в окружении чемоданов, с очередным любовником в роли носильщика.

Любовников было великое множество, поэтому они не выглядели жертвами, а все ее связи приписывали странным причудам: насмешки ради – как в случае с Микки Руни, из тяги к смерти – с Домингином,[1] Ава Гарднер никогда не была чьей-либо половиной, ее нельзя было представить себе связанной женской долей или этой долей удрученной. Она проживала свою известность и мимолетные увлечения с каким-то небрежением к ним, как бы наблюдала со стороны – явление не менее редкое, чем ее красота. Возможно, поэтому-то женщины любили Аву Гарднер и прощали актрисе ее беззаботность.

Оставить комментарий