Главная » Детективы и триллеры » Женщина справа

Женщина справа - Валентен Мюссо (2017)

Женщина справа
Прежде сверхпопулярный голливудский киносценарист Дэвид Бадина оказался во креативный безвыходное положение. Неожиданно ко деревену направился знаменитый кинорежиссер Уоллес Харрис, решивший убрать собственный завершающий творение. 40 года обратно непосредственно в период съемок его кинофильма без следа исчезла мама Дэвида, каковой метили перспективу звезды; проблема таким образом также никак не существовало открыто, в том числе и невзирая в в таком случае, то что ко поискам включилось бюро. Уже После встречи со режиссером Бадина осознает, то что сейчас ему никак не станет спокойствия, до тех пор пока некто никак не узнает все без исключения допустимое о данной драматической также черной события. Этим наиболее то что имеется причины считать: федералы вмешались во следствие никак не с целью этого, для того чтобы определить предпосылки пропадания его мамы, но с целью этого, для того чтобы утаить их…Место воздействия «Шоссе во никуда» — Лос-Анджелес также близкие пустоши. Главная видеосъемка протекает со декабря 95-спорт согласно месяц 96-спорт. Как Правило около Линча замкнутая видеосъемка.

Женщина справа - Валентен Мюссо читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Valentin Musso

LA FEMME À DROITE SUR LA PHOTO

© Editions du Seuil, 2017

Серия «Детектив-бестселлер XXI века»

© Линник З., перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2018

* * *

Посвящается моему брату Жюльену

Пролог

24 января 1959 года, суббота

Округ Сильвер-Лейк, Лос-Анджелес

Когда она открывает дверь, дневной свет ослепляет ее. Она подносит руку козырьком к глазам, носящим следы бессонной ночи. Косметика, которую она нанесла, плохо скрывает осунувшиеся черты лица. Ее разум – сумрачное болото, и голубое небо над Лос-Анджелесом кажется ей чем-то неестественным, почти аномалией.

Она закрывает за собой дверь, на мгновение останавливается на крыльце – ровно настолько, чтобы хватило времени вынуть из сумки солнечные очки. Она поправляет на голове шляпу-таблетку и спускается на три ступеньки, отделяющие ее от аллеи.

Она поворачивает голову в сторону редкой изгороди, окаймляющей участок. В соседнем доме в окне первого этажа она различает неподвижный силуэт. Его она и ожидала увидеть. Вера Андерсон… Вечно настороже, все время выслеживает малейшее движение по соседству – развлечение не хуже других, заполняющее пустоту однообразного существования.

«Актриска куда-то отправилась», – скажет она несколькими секундами позже своему мужу с нотками ревности и осуждения в голосе – мадам Андерсон не из тех, кто ходит в кино. «Все эти голливудские актриски – развратницы!» – должно быть, думает она всякий раз, увидев ее. Она представляет себе их обоих в семейной кухне: она чистит раковину, уже и без того сверкающую, он читает ежедневные новости, попивая уже одиннадцатую, если не больше, чашку кофе. Возможно, муж, чтобы ее увидеть, резко поднял голову от своей газеты. В конце концов, эта девица очень скоро станет знаменитой и сделается превосходной темой для разговоров на скучных дружеских вечеринках.

Сдержанный жест рукой, чтобы поприветствовать соседку. За окном женщина отвечает на него, но, без сомнения, в уголках ее губ появляется легкая презрительная гримаска.

Она отводит взгляд, водружая на нос очки. Надетая в первый раз пара обуви причиняет боль, и ей приходится сделать усилие, чтобы пройти до гаража непринужденной походкой.

Она устраивается в «Шевроле», поспешно включает зажигание и трогается с места. В глубине души она знает, что еще есть время отступить и признать свои ошибки. Но неясная сила удерживает ее здесь. Часть ее существа остается привязанной к этому дому, где она предпочла бы провести всю оставшуюся жизнь. Но жребий брошен, решение принято несколько часов назад.

Пока машина выезжает на улицу, она бросает последний взгляд на очаровательный фасад дома и сад – такой безукоризненно ухоженный. Она опускает стекло и зажигает сигарету – первую за день. Облако дыма проникает ей в легкие, на несколько секунд успокаивает ее, но затем тревога и страх снова овладевают ею.

Элизабет Бадина никогда не увидит на стенах этого города ни своего имени, ни своего лица. Ей никогда не будут восторгаться молчаливые толпы в кинозалах. И, что тяжелее всего, даже это имя больше не вызовет у нее никаких чувств.

Через несколько минут она снова станет девушкой из толпы, которой всегда была и которой ей следовало бы оставаться.

Отныне ее жизнь станет лишь ночным кошмаром наяву.

Часть первая

Чтобы заниматься кино, вовсе не обязательно быть безумцем. Но это очень помогает.

Сэмюэл Голдвин[1]

1

Оставить комментарий