Главная » Книги Приключения » Черный лебедь

Черный лебедь - Рафаэль Сабатини (1928, 1932, 1939)

Черный лебедь
Во интриге «Черный Лебедь» я сталкиваемся со пиратами также буканьерами, повелителями мореходных просторов, также их предводителем знаменитым Единица Морганом. Уже После царского помилования, наиболее знаменитый британский разбойник Единица Лошадь назначается губернатором Ямайки. Лошадь воспрещает флибустьерство во собственных владениях, то что повергнет ко расколу из числа его капитанов. Рыжий Этом Лич, суровый командир «Черного Лебедя» также его ассистент Уоган провозглашают Моргану борьбу. В дистанции ружейного выстрела с берега, во этом самый-самом участке, в каком месте ровная равно как отражение влага с смарагдовой делалась сапфирной, сонливо защищал в якорях долгий несколько галер со парусами, медлительно ослабевшими во недвижимом мареве августовского полдень. Непосредственно со данной воззрению Андреа Дориа также наблюдал из-за заливом с стремнистого мыса Портофино в восходе вплоть до дального Капе-Мелле в закате, закрывая подобным способом все без исключения мореходные комбинация ко Знаменитой Генуе, во блистающем матово-белом величии восходящей лоджиями во объятиях находящихся вокруг ее горок.

Черный лебедь - Рафаэль Сабатини читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Rafael Sabatini

THE SWORD OF ISLAM

First published in 1939

THE HOUNDS OF GOD

First published in 1928

THE BLACK SWAN

First published in 1932

Copyright © Action Medical Research, Cancer Research UK and Royal National Institute for the Blind

This edition published by arrangement with A. P. Watt at United Agents LLP and The Van Lear Agency LLC

© А. Шаров (наследники), перевод, 2015

© Л. Биндеман, перевод, 2015

© И. Алчеев, перевод, 2015

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2015

Издательство АЗБУКА®

* * *

Меч Ислама

Перевод А. Шарова

Глава I

Автор «Лигуриады»

На расстоянии ружейного выстрела от берега, в том самом месте, где гладкая как зеркало вода из изумрудной становилась сапфировой, сонно стоял на якорях длинный ряд галер с парусами, вяло поникшими в неподвижном мареве августовского полудня.

Именно с этой позиции Андреа Дориа и следил за заливом от скалистого мыса Портофино на востоке до далекого Капе-Мелле на западе, перекрывая таким образом все морские подходы к Великой Генуе, в сияющем мраморном великолепии поднимающейся террасами в объятиях окружающих ее гор.

В тылу длинного ряда кораблей расположилась теперь уже ставшая вспомогательной эскадра из семи папских судов. Богато украшенные и позолоченные от носа до кормы, они несли на своих топ-мачтах папские флаги: на одном – ключи святого Петра, на другом – регалии дома Медичи, к которому принадлежал его святейшество. По каждому из красных бортов располагались наклоненные к корме и чуть приподнятые вверх тридцать массивных весел, длиной тридцать шесть футов каждое, похожие сейчас на гигантский, наполовину сложенный веер.

В шатре – так называлась роскошная папская каюта у самой последней галеры, в сибаритской обители, увешанной коврами и сверкающими восточными шелками, восседал папский капитан, тот самый Просперо Адорно, мечтатель и боец, солдат и поэт. Поэты ценили его как великого воина, тогда как воины видели в нем великого стихотворца. Обе стороны утверждали истину, и только зависть заставляла их облекать свои утверждения в подобную форму.

Как поэт Просперо жив и взывает к нам из «Лигуриады», бессмертной эпической песни морю, предмет которой провозглашен в ее первых строках:

Io canto i prodi del liguro lido,

Le armi loro e la lor’ virtu[1].

Как солдат он, пожалуй, достиг таких высот славы, каких никогда не достигали другие поэты в своих военных свершениях. Будучи тридцатилетним ко времени блокады Генуи, он уже прославился как морской кондотьер[2]. Четыре года назад в сражении при Гойалатте его искусство и отвага спасли великого Андреа Дориа от рук анатолийца Драгут-рейса, прозванного за свои подвиги Мечом Ислама.

Слава его, как человека, спасшего христиан от надвигающегося поражения, облетела Средиземноморье, будто мистраль, и поэтому впоследствии, когда Дориа перешел на службу к королю Франции, именно Просперо Адорно был с ним в качестве первого капитана папского флота.

Оставить комментарий