Главная » Наука, Образование » Пилот «Штуки». Мемуары аса люфтваффе. 1939–1945

Пилот «Штуки». Мемуары аса люфтваффе. 1939–1945 - Ганс Ульрих Рудель (2011)

Пилот «Штуки». Мемуары аса люфтваффе. 1939–1945
Данная книжка – воспоминания аса люфтваффе об 5 годах битвы в Ориентальном фронте: с Польши вплоть до Столицы также с Сталинграда вплоть до Судно. Рудель – единственный с наилучших пилотов во германской авиации, некто осуществил 2530 военных вылетов, данного свершения никак не опередил буква единственный летчик во обществе. Мыслящему опытному читателю станет любопытно ознакомиться с взором в Другую всемирную борьбу лица другой идеологии. Показывая нынешнему читателю книжку мемуаров Ганса Ульриха Руделя – 1-го с наилучших пилотов люфтваффе – об 5 годах полетов во военных обстоятельствах с Польши вплоть до Столицы также с Сталинграда вплоть до Судно, не терпится еще один раз воспроизвести: «Люди, будь внимательны – данное способен повториться! Ребенок, грезящий парить, молодой человек, проходящий проблемы в дороге ко миссии, человек, мужественно переживающий мучения также с гордостью заключающий стыд проигрыша, буква во нежели никак не сожалея, буква об нежели никак не жалея. Неужели данное никак не в таком случае, об нежели желает любой мальчик? Рудель – персонаж, пилот.

Пилот «Штуки». Мемуары аса люфтваффе. 1939–1945 - Ганс Ульрих Рудель читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

От издательства

Представляя современному читателю книгу воспоминаний Ганса Ульриха Руделя – одного из лучших пилотов люфтваффе – о пяти годах полетов в боевых условиях от Польши до Москвы и от Сталинграда до Берлина, хочется еще раз повторить: «Люди, будьте бдительны – это может повториться!»

Мальчик, мечтающий летать, юноша, преодолевающий трудности на пути к цели, мужчина, героически переносящий страдания и гордо принимающий позор поражения, ни в чем не раскаиваясь, ни о чем не сожалея. Разве это не то, о чем мечтает каждый мальчишка? Рудель – герой, летчик, летающий с протезом вместо одной ноги и с гипсом на второй!

Заслуги знаменитого летчика неоспоримы, он единственный во всем Третьем рейхе кавалер Рыцарского Железного креста с дубовыми листьями, мечами и бриллиантами в золоте. Но язык его воспоминаний начисто лишен рефлексии: только взлет – цель – возвращение. Рудель – патриот, для него все немецкое – синоним отличного и совершенного, а все остальное – примитивное и грязное, достойно лишь того, чтобы смотреть на него в прицел бортового оружия. Идеальный продукт тоталитарного режима, ас люфтваффе полностью совпадает с возложенной на него функцией – он думающая военная машина, Терминатор 40-х. Парадоксальным образом такой патриот перестает быть немцем, для него не существует культуры своего народа, он не вспоминает ни стихов, ни песен, поэтому другие народы ничем не интересны ему, кроме утилитарных потребностей, которые необходимо удовлетворить при их помощи. Все его наблюдения за жизнью русских граничат с нелепостью и абсурдом, в функции сверхчеловека не входит ни милосердие, ни понимание, которыми так богата истинная немецкая культура. Главная особенность его стиля – бесконечное повторение местоимения «я», напыщенность и пафосность. Для тех молодых военных на Западе, кто встретился с ним в плену, Рудель был специалистом по русскому Востоку. Свою позицию он не изменил и тогда, когда стал одним из руководителей воссозданных ВВС Западной Германии.

Издательство считает полезным познакомить думающего искушенного читателя со взглядом на Вторую мировую войну человека иной идеологии.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Во время любой войны иногда случается знать фамилии тех, с кем приходится воевать, и особенно часто это бывает в авиации. Но встретить после войны человека, о котором слышал, доводится крайне редко. В конце Второй мировой некоторые из нас имели возможность познакомиться с пилотами немецкой авиации, о которых раньше доводилось только слышать. Сейчас фамилии многих из этих пилотов я уже не помню, но у меня в памяти хорошо сохранились встречи с Галландом, Руделем и пилотом ночного истребителя по фамилии Майер. Они были в Центральном управлении истребительной авиации в Тангмере в июне 1945 года, и кое-кто из их бывших противников из британских ВВС смог обменяться с ними взглядами на самолеты и на тактику применения авиации – самые интересные темы для любого пилота. Помню, нас всех поразило, когда случайно выяснилось, что один из беседовавших, Майер, сбил другого – нашего знаменитого пилота Брэнса Барбриджа, – когда тот делал заход для посадки на аэродром.

Оставить комментарий