Главная » Психология, Мотивация » Характер и судьба

Характер и судьба - Зигмунд Фрейд, Альфред Адлер (2018)

Характер и судьба
В книжке подобраны работы исключительных специалистов по психологии, приуроченные к значимости участи во существования лица. Зигмунд Фрейд (1856–1939), австрийский психоаналитик, основоположник психоанализа, полагал, то что участь твердо установлена трудными половыми темами, тайными во подсознании индивида также задающими метод его существования.
Альфред Адлер (1870–1937), сначала единственный с наиболее родных учащихся Фрейда, потом развелся со ним в суждениях, во этом количестве согласно предлогу участи также нрава людской персоны. Город никак не опровергал взаимосвязи среди данными суждениями, однако был убежден, то что индивид способен поменять собственную участь. Однако, некто был согласен со Фрейдом во этом, то что большая часть человечества в целом ни разу никак не думают об обстоятельствах собственных действий, никак не могут исследовать наше время также осуществлять задания участи.
Мы желал б во некоторых обещаниях также согласно способности понятнее установить, тот или иной значение придается тексту «бессознательный» во психоанализе, также только лишь во 1 психоанализе.

Характер и судьба - Зигмунд Фрейд, Альфред Адлер читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

© Перевод с немецкого, 2018

© ООО «Издательство Родина», 2018

* * *

Зигмунд Фрейд

Бессознательное в характере и судьбе

Несколько замечаний по поводу понятия «бессознательное»

Я хотел бы в нескольких словах и по возможности яснее определить, какой смысл придается слову «бессознательный» в психоанализе, и только в одном психоанализе.

Какое-нибудь представление – или всякий другой психический элемент – может в настоящую минуту присутствовать в моем сознании, а в следующую исчезнуть из него; по истечении определенного промежутка времени оно может снова возникнуть, как мы говорим, благодаря воспоминанию, а не вследствие нового восприятия. Считаясь с этим фактом, мы должны предполагать, что и в течение всего промежуточного периода времени представление это оставалось в нашей душе, хотя оно и было в латентном состоянии сознания.

Но у нас не может возникнуть никаких предположений относительно того, в какой форме оно могло бы существовать в нашей душевной жизни, оставаясь в то же время латентным в сознании. В этом вопросе мы должны быть готовы услышать возражение со стороны философов, что латентное представление существовало не как психологический объект, а только как физическое предрасположение к возобновлению того же психического явления, а именно: этого самого представления. На это мы можем ответить, что такая теория, собственно, далеко переходит границы психологии, что она просто обходит проблему, придерживаясь взгляда, что «сознательное» и «психическое» тождественные понятия, и что эта теория, очевидно, неправа, отрицая за психологией право объяснить своими собственными средствами такое обычное явление в ее области, как память.

Мы хотим назвать «сознательным» представление, присутствующее в нашем сознании и воспринимаемое нами, и только в этом смысле понимать выражение «сознательное»; в противоположность этому должны быть обозначены термином «бессознательные» латентные представления, когда у нас есть основание предполагать, что они существуют в душевной жизни, как, например, в памяти.

Бессознательным представлением, следовательно, будет такое, которое мы не замечаем, но существование которого мы все-таки готовы допустить на основании других признаков и доказательств.

В этом можно было бы видеть совершенно неинтересную описательную или классификаторскую работу, если бы у нас не было других данных для суждения, кроме факта памяти или ассоциаций через посредство бессознательных их звеньев. Но общеизвестный опыт послегипнотического внушения учит нас тому, как важно отличать «сознательное» от «бессознательного» и насколько существенно такое различие.

При этом эксперименте, как его производил Bernheim, испытуемого приводят в гипнотическое состояние, а затем будят. В то время как этот человек находится под влиянием врача в гипнотическом состоянии, врач ему внушает совершить какой-нибудь поступок в точно определенный срок, например через полчаса. По пробуждении кажется, что гипнотизированный снова пришел в полное и обычное состояние сознания – у него нет воспоминания о гипнотическом состоянии; несмотря на это, в определенный момент в нем вдруг возникает импульс к тому, чтобы совершить то или другое действие – что он и совершает в полном сознании, хотя сам не знает почему. Едва ли можно описать это явление иначе, чем такими словами: намерение это существовало у данного лица в латентной форме, или бессознательно, до наступления ранее внушенного момента, когда оно было осознано. Однако это намерение возникло в сознании не со всеми подробностями, а в виде представления о действии, которое предстоит выполнить. Все другое – идеи, ассоциативно связанные с этим представлением, внушение, психическое воздействие врача, воспоминание о гипнотическом состоянии – так и остается при этом неосознанным.

Оставить комментарий