Главная » Детективы и триллеры » Последний присяжный

Последний присяжный - Джон Гришэм (2004)

Последний присяжный
Девять гектодаров назад негромкий южный городишко был потрясен сенсационным процессентом! Наследник одиной из могущественнейших семьитраниц штата получил пожизненый срок за жестокое похищение молодой красивой вдовы … Все вспоминают, как он угрожал судебным местью во время арбитража. А теперь, восемь лет спустя, он самовольно освобожден. И возвратился, чтобы выполнить обещанье? После нескольких столетий упорно -неудовлетворительного и ласково - нерасторопного управления газетка " Форд каунти нью-йорк таймс " обанкротилась. Это произошло в 1970-м. Ее владелице и писательнице мисс Эмме Коудл имелось девяносто четыре года, и она дотягивала свой век в особняке для престарелых в Тьюпело, пригвозжённая к постели. Главреду газеты, ее племяннику Уилсону Коудлу, имелось за семьдесят, и в голове у него, в нижней части срезанного, непропорционально длиннющего лба, от Второй мировой междоусобицы осталась стальная заплатка. Заплату закрывал аккуратненький кружок имплантированной темной кожицы, и всю свою взрослую жизнь Чейзе Коудлу приходилось терпевать кличку Пятно. Пятнышко, сделай то.

Последний присяжный - Джон Гришэм читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

John Grisham

The Last Juror

© Belfry Holdings, Inc., 2004

© Перевод И. Я. Доронина, 2017

© Издание на русском языке AST Publishers, 2018

* * *

Часть первая

Глава 1

После нескольких десятилетий упорно-неудовлетворительного и ласково-нерадивого управления газета «Форд каунти таймс» обанкротилась. Это случилось в 1970-м. Ее владелице и издательнице мисс Эмме Коудл было девяносто три года, и она доживала свой век в доме для престарелых в Тьюпело, прикованная к постели. Редактору газеты, ее сыну Уилсону Коудлу, было за семьдесят, и в голове у него, в верхней части скошенного, непропорционально длинного лба, от Первой мировой войны осталась металлическая заплатка. Заплатку закрывал аккуратный кружок вживленной темной кожи, и всю свою взрослую жизнь Уилсону Коудлу приходилось терпеть кличку Пятно. Пятно, сделай то. Пятно, сделай это. Пятно, сюда. Пятно, туда.

В молодые годы он писал о городских собраниях, футбольных матчах, выборах, судебных заседаниях, церковных мероприятиях – словом, обо всех событиях общественной жизни округа Форд. Он был отличным репортером, всегда старался докопаться до сути и обладал хорошей интуицией. Судя по всему, черепно-мозговая травма не повлияла на журналистские способности, но в какой-то момент после Второй мировой «заплатка», очевидно, сместилась, и мистер Коудл перестал писать что бы то ни было, кроме некрологов. Зато некрологи он обожал. Сочинению каждого посвящал много часов. Его длинные панегирики являли собой образцы риторической прозы, в них он подробно описывал жизненный путь даже самых незначительных представителей округа Форд. А уж материалам на смерть богатого или знаменитого гражданина отводилась вся первая полоса – такие события мистер Коудл использовал сполна. Он не пропускал ни одних похорон, ни одних поминок и никогда не писал о покойных ничего дурного. Всякого покидающего земную юдоль он увенчивал славой. Поэтому округ Форд был лучшим местом для того, чтобы умереть. И Пятно пользовался большой популярностью, несмотря на свое безумие.

Единственный серьезный кризис в его журналистской карьере произошел в 1967 году, когда движение за гражданские права добралось наконец и до округа Форд. Газета никогда не давала ни малейшего повода заподозрить ее в расовой терпимости. Ни одно черное лицо не появилось на ее страницах, за исключением тех, которые принадлежали преступникам либо подозреваемым в совершении преступлений. Никаких объявлений о бракосочетаниях чернокожих. Никаких упоминаний о чернокожих учениках, окончивших школу с отличием, или успехах «их» бейсбольных команд. Но в 1967 году мистер Коудл сделал поразительное открытие. Проснувшись однажды утром, он вдруг осознал, что в округе Форд умирают также и чернокожие и что их уход в мир иной не получает должного отражения в прессе. Это был неизведанный океан, таивший в себе огромные возможности для автора некрологов, и мистер Коудл отважно пустился в плавание по его опасным просторам. В среду восьмого марта 1967 года «Таймс» стала первой принадлежащей белому хозяину еженедельной газетой в Миссисипи, поместившей сообщение о смерти чернокожего. На первый взгляд публикация прошла незамеченной.

Оставить комментарий