Главная » Биографии и мемуары » Слишком поздно

Слишком поздно - Алан Александр Милн (1939)

Слишком поздно
  • Год:
    1939
  • Название:
    Слишком поздно
  • Автор:
  • Жанр:
  • Оригинал:
    Английский
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Майя Лахути, Марина Клеветенко
  • Издательство:
    АСТ
  • Страниц:
    130
  • ISBN:
    978-5-17-079366-2
  • Рейтинг:
    5 (1 голос)
  • Ваша оценка:
Клуб бездомных мечтателей
«Мы и вы – не одно и то же. Для вас принадлежат центральные улицы, нам – черные окраины. Ваше время – денек, наше – ночь. Мы живем лишь только «сейчас». Вы нас презираете. Мы вас недолюбливаем. Вы сможете попасть в наш мир. Мы в ваш – ни разу. Практически никогда». ЛИЗ МЮРРЕЙ появилась в одном из несчастных районов Нью-Йорка в семье наркомана и путаны. Некоторое количество лет жила на улице. Сейчас – раз из самых нужных ораторов. Выступала на одной сцене со Стивеном Кови, Мишей Горбачевым. Ситуацию ее жизни Ронда Берн включила в личный знаменитый план «Герой». Я заботливо исследовала черты мамы, запоминала их и затем ассоциировала со собственным отблеском в зеркале. Я распускала волосы буквально например же, как у нее на фото. Стоя у зеркала, я медлительно водила пальцем по собственному лицу, начиная с око. Наши очи довольно смахивают, не все, у мамы они кофейного цвета, а у меня желто-зеленые, как у бабули. Затем я начала ассоциировать губки и взяла в толк, собственно что они у нас также довольно смахивают. Не обращая внимания на то собственно что у нас есть совместные черты, моя мама значительно привлекательнее меня.»

Слишком поздно - Алан Александр Милн читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Вступление

Читая биографии известных людей, я не раз замечал, что первая половина всегда интереснее. Наблюдать за превращением младенца с пальцем во рту в молодого политика с кукишем в кармане куда увлекательнее, чем следить, как из прожженного интригана вырастает вальяжный член кабинета министров. Такой поворот предсказуем, как предсказуемо то, что композитор, написавший одну оперу, скорее всего, напишет и другие, и его слава (что менее предсказуемо, но ничуть не удивительно) будет расти.

Равно как нет ничего удивительного (впрочем, и особенно интересного) в том, что любой мало-мальски известный человек вращается в кругу других известных людей, к примеру, обедает с леди Х.

Нас занимает другое: что привело человека к сочинению опер. Поведайте нам, почему мальчик стал аптекарем, расскажите, как аптекарю пришло в голову сочинить «Эндимион», но позвольте самим догадаться, что автор «Эндимиона» встретит Вордсворта и Шелли, и они воспримут как должное его «Оду к соловью».

Вовсе не пустое тщеславие заставляет думать, что наше детство интересно другим. Должно быть, многие задавались вопросом: почему человек, который пришел чинить телефон или кресло, избрал этот путь? Почему именно кресла и телефоны, а не что-то иное?

Наши адвокаты и доктора: какое событие или чье влияние заставило их стать теми, кем они стали? Художник, с которым мы на короткой ноге, неожиданно роняет: «Помню, когда я был школьным учителем в Истбурне…» — и мы потрясены, как если бы он заявил: «В те дни, когда я добывал золото в Карпатах…» Так вот, оказывается, с чего он начинал! Как интересно!

Испытывая интерес к ранним годам других, я испытываю равный интерес к собственному детству и юности. В этой книге, как и во всех остальных моих книгах, я потакаю автору. Что бы ни подумал читатель, автор не должен заскучать. Мне нравится оглядываться на прошлое, и если другим доставляет удовольствие заглянуть ко мне через плечо, я радуюсь, как и мои будущие издатели. Впрочем, давайте будем честны: прежде всего я забочусь о себе. Вряд ли издатели испытывают такую же радость. А если испытывают, то весьма немногие.

Однажды мне выпала честь познакомиться со знаменитым игроком в гольф. Нас представили друг другу, но мое имя ничего гольфисту не говорило.

— Писатель, тот самый, — счел нужным добавить наш общий знакомый из лучших побуждений.

— Да-да, конечно, — занервничал гольфист.

На большее я и не рассчитывал, однако знакомый не унимался:

— Как же, известный драматург, «Мистер Пим проходит мимо»!

Неожиданно гольфист просиял:

— Так вы знакомы с актрисами!..

Я знаком со многими актрисами, но перед вами — автобиография писателя, а не книга об актрисах. Сомневаюсь, что она встретит теплый прием в стане гольфистов.

Вероятно, название книги требует разъяснений. Я вовсе не хочу сказать, что, имей я возможность начать жизнь заново, я стал бы инженером, священником, биржевым маклером или более нравственным человеком, а теперь, увы, слишком поздно что-нибудь менять. Оно означает лишь, что ребенок вырастает из окружения и наследственности, взрослый мужчина — из ребенка, писатель — из взрослого мужчины. И что слишком поздно сейчас — впрочем, как и сорок лет назад — становиться другим писателем. Я говорю об этом без сожалений, равно как и без самодовольства.

У современных критиков принято обвинять одного автора в том, что его книга не похожа на книгу другого, пеняя ему на то, что не пишет в стиле, для него чуждом.

Оставить комментарий