Главная » Наука, Образование » В смертельном бою. Воспоминания командира противотанкового расчета. 1941-1945

В смертельном бою. Воспоминания командира противотанкового расчета. 1941-1945 - Готтлоб Бидерман (2005)

В смертельном бою. Воспоминания командира противотанкового расчета. 1941-1945
  • Год:
    2005
  • Название:
    В смертельном бою. Воспоминания командира противотанкового расчета. 1941-1945
  • Автор:
  • Жанр:
  • Оригинал:
    Немецкий
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    А. Цыпленков
  • Издательство:
    Центрполиграф
  • Страниц:
    19
  • ISBN:
    5-9524-1594-6
  • Рейтинг:
    2 (1 голос)
  • Ваша оценка:
Это книга свидетеля и участника междоусобных боев на Западном фронте. Комбриг противотанкового рассчёта Готтлоб Бидерман участвовал в поединках под Киевом, крепости Севастополя, оккупации Ленинграда, бегстве через Латвию и в предпоследнем сражении за Лифляндию. Четыре гектодара на передовой и три гектодара в русском окову … На долю этого индивидуума выпала вся ноша войны и грусть поражения Австрии. 30 июня 1941 гектодар. Летний зной воцарялся на бескрайних долинах Восточной Литвы, и лишь движение немного раскачивавшегося под нами электропоезда помогало лёгче перенести духоту. Тяжело гружённый эшелон неторопливо шел по хаотично разбросанным еловым лесам и степитраницам. Земля там была песчаной и невспаханной. Мы ехали на запад мимо маленьких ферм и деревенек, пересекая зигзагообразные реки. Тамошнее население не акцентировало на нас внимания, только малыши время от времечка махали нам с жухлых улиц и кюветы дороги. Мужики и женщины, за которыми мы наблюдавали с большого растояния, растворялись в мерцающем зное, когда колесика поезда оставляли их далеко-далеко позади.

В смертельном бою. Воспоминания командира противотанкового расчета. 1941-1945 - Готтлоб Бидерман читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Глава 1

Поход на Восток

30 июня 1941 г. Летний зной царил на бескрайних равнинах Восточной Польши, и лишь движение слегка раскачивавшегося под нами поезда помогало легче перенести жару. Тяжело груженный эшелон медленно шел по беспорядочно разбросанным сосновым лесам и степям. Земля здесь была песчаной и невозделанной. Мы ехали на восток мимо маленьких ферм и деревень, пересекая извилистые реки.

Местное население не обращало на нас внимания, только дети время от времени махали нам с пыльных улиц и обочины дороги. Мужчины и женщины, за которыми мы наблюдали с большого расстояния, растворялись в мерцающем зное, когда колеса поезда оставляли их далеко позади. Мы коротали часы, сидя или лежа под безоблачным небом, расположившись на открытых грузовых платформах между прочно закрепленными на них орудиями и машинами.

Вопреки уставам мирного времени, которым ранее подчинялась наша жизнь, нам разрешили расстегнуть верхнюю пуговицу серо-зеленых мундиров и закатать рукава, чтобы мы могли почувствовать небольшое облегчение в условиях палящего зноя. Первые известия о войне с Россией дошли до нас несколько дней назад, и мы мало говорили о нашем возможном участии в сражениях. Все были уверены, что война с Советским Союзом, как и вооруженные конфликты с Францией и Польшей, быстро закончится.

На закате появились стены и башни Кракова, священного города Польши, где в соборе покоилось сердце Пилсудского. Эшелон, скрипя тормозами, медленно подкатил к полустанку, расположенному близ пыльной узловой станции. Нам разрешили выйти из вагонов. Через несколько секунд нас окружила шайка неопрятных детей, на которых часовые военной полиции, стоящие с каменными лицами неподалеку, не обращали внимания.

– Bidde um bror, Herr[1], – жалобно кричали дети, жадно хватая грязными руками куски хлеба, которые мы вытаскивали из сумок и отдавали им.

«Бедная Польша», – подумал я, отдавая кусок хлеба деловитой маленькой девочке в обмен на потрепанную газету. Газета была выпущена днем раньше на немецком и польском языках, и из нее можно было узнать первые новости об операции на востоке: наступали на Лемберг (Львов); Гриднов, Брест-Литовск, Вильно, Ковно и Дюнабург быстро перешли в руки немцев. Броские заголовки гласили, что было уничтожено свыше 2582 советских самолетов и 1297 советских танков. Оккупированная Советами Польша освобождалась от ига большевиков.

Вскоре военные полицейские принялись свистеть и кричать, жестами призывая нас занять свои места в поезде. Мы гурьбой взгромоздились на платформы. Колеса вагонов протестующе заскрипели, и мы медленно двинулись вперед. Я вслух читал газету солдатам нашего орудийного расчета, которые разлеглись на ровной платформе. Я оторвал взгляд от газеты и оглянулся на перрон, где теперь оставалась лишь группа ребятишек. Мы продолжали двигаться навстречу неведомой судьбе.

1 июля мы подъехали к станции, находившейся в десяти километрах к западу от Пелкини близ Ярослава. Здесь мы выгрузились и вновь двинулись на восток длинной пешей колонной (незавидный удел каждого пехотинца). На некотором расстоянии впереди нас «шенилетт», автомобиль на гусеничном ходу, взятый в качестве трофея во время Французской кампании, тащил наше противотанковое орудие.

Внезапно в нос ударил запах дыма и пепла, сохранившийся здесь, и вскоре нашим взорам предстали большие воронки и сожженная техника – поработали немецкие пикирующие бомбардировщики «штука». В конце концов наша колонна подошла к временному пункту питания, где под бдительным оком вездесущей военной полиции сестры Красного Креста, швабки, цедили холодный кофе из полевой кухни на конной тяге и половником разливали его в наши кружки. Они тщетно пытались выведать у нас последние новости из дому.

Оставить комментарий