Безбилетник - Лукас Берфус (2017)

Безбилетник
  • Год:
    2017
  • Название:
    Безбилетник
  • Автор:
  • Жанр:
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Татьяна Набатникова
  • Издательство:
    Алетейя
  • Страниц:
    15
  • ISBN:
    978-5-907030-66-4
  • Рейтинг:
    4 (1 голос)
  • Ваша оценка:
Тема этого романчика выход за рамочки разлинованного мира. Мужик идёт вослед незнакомой девочке, и с этого момента его взаимоотношение становится труднообъяснимым для трезвого взляда со стороны. Он шагает по городу за девочкой, понимая, что ужо одним этим свершает " преступление против индивидуальности ". " Даже если женщина не заме-щала преследования, оно оста-лось предосудительным, назойливым, Филип нужен был как нельзя скорее при первой способности дать ей незнать о себе ". В пылу преследования он не отбирает своего ребёнка у няньки - надомницы, он едет на маршрутке без билета и угождает контролёру, он способен дать контроллёру в морду, но выбегает на ходу из поезда, теряя при этом сапог. Он совершает одиное "преступление" за иным, дичая на наших глазищах и теряя лик приличного американца, просто потому, что подвергнулся под стихийную силотреть любви, которой ужо не было местечка в его упорядоченном мире. Но кто желает что-нибудь достоверно узнаетбыть о мире, тот нужен входить в дверки незваным. Так в нашу жизнь вторгается влюблённость, которая делает наши проступки необъяснимыми?

Безбилетник - Лукас Берфус читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

© Л. Берфус, 2017

© Wallstein Verlag, Göttingen, 2017

© Т. Набатникова, пер. на русск. яз., 2018

© Издательство «Алетейя» (СПб.), 2018

* * *

Посвящается Мюриель

Мне всё равно, с чего начать; туда же и вернусь.

Парменид, фрагмент V

* * *

Уже очень давно я пытаюсь разобраться в истории Филипа. Мне хочется разгадать тайну, которая за ней кроется. Раз за разом я терпел поражение в этом дознании и не мог распутать узор тех картин, что представали передо мной, картин то жестокости, то комизма, как в любом рассказе, где вожделение доводит до смерти.

Я знаю всё, но я не понимаю ничего. Я знаю всю последовательность событий. Я знаю, как история начинается, знаю тот день и то место: это киоск с кренделями перед универмагом на Бельвью. Я знаю, когда история заканчивается, а именно: тридцать шесть часов спустя, ранним утром четверга тринадцатого марта на одном балконе где-то в пригороде. Мне также ясны события, которые происходят в промежутке между началом и концом: дело с меховым манто, первая холодная ночь в машине, отсутствующий бумажник, сорока, потерянный ботинок, мёртвый японский математик – всё это лежит на поверхности. Но обстоятельства, условия, в силу которых произошли те события, остаются неясными. И чем основательнее я доискиваюсь подробностей, тем более смутным становится мир, в котором разворачивается эта история. Можно подумать, со мной происходит то же самое, что с человеком из пословицы: чем дальше в лес, тем больше дров; однако лес, на этом я настаиваю, есть чистое умозрение, абстрактная система, которая в действительности не встречается. Лес распадается на множество деревьев, точно так же, как небо распадается на планеты, звёзды и метеориты.

После тщетных попыток найти взаимосвязь между картинками я пришёл к выводу, что это не столько история как таковая, которой я не понимаю, а речь идёт скорее о том, чтобы разъяснить мне мою собственную коллизию, выяснить, что хотят мне сказать эти явления, которые меня зачаровывают, околдовывают, а несколько раз даже приводили на грань безумия. Моё существование зависит от этой истории, так я уговариваю себя, и вместе с тем я знаю, как я смешон и что мне нечего бояться; что я мог бы махнуть рукой на события тех мартовских дней – и ничего бы со мной от этого не сделалось, я мог бы вести свою жизнь и дальше так, как было прежде. Фактически я был бы спасён, если бы развёл руками и признался, что потерпел неудачу на истории Филипа. Она оказалась мне не по плечу – хотя и кажется совсем простой. Это похоже на то, как будто я при каждой новой попытке что-то забываю, какую-то подробность, которую нельзя упускать, как будто я теряю знак, который навёл бы меня на верный след. Я знаю, как часто я клялся в этом и тем самым обманывал себя – как пьяница, который обманывает себя последним стаканом. Я игрок, вплотную подошедший к банкротству, который в последний раз просит раздать карты – я хочу отважиться ещё на одну попытку, я ещё раз восстановлю события и после этого уже удовольствуюсь тем, что есть.

Оставить комментарий