Проклятая - Фрэнк Миллер, Том Уилер (2019)

Проклятая
Нимуэ увеличивается изгоем. Ассоциация с черной мистикой страшит всех, кто лицезреет девчонку.
Протекает время – и в мирную деревню вторгаются Красноватые Паладины, беспощадно предав ее свету и клинку.
Мама завещает Нимуэ отыскать волшебника Мерлина. Грезя о вьюжить, женщина знакомится с наемником Артуром. Принимает участие в восстании напротив Бардовых Паладинов и короля Утера.
Ныне Нимуэ обязана совместить личный люд и признать истину о личной участи.
«Проклятая» – оригинальная интерпретация легенды о короле Артуре от всемирно популярного иллюстратора, создателя графических романов и комиксов Фрэнка Миллера и одаренного голливудского сценариста Тома Уилера. «Что-то податливое и теплое, объемом приблизительно с ладоша, устроилось у меня на груди, а вслед за тем сместилось направо, направляясь ввысь. Не принимаю во внимание, отчего, но мне хотелось заглянуть в нежно-голубые очи какого-либо красавца. Имеет возможность, вследствие того собственно что мне лишь только собственно что приснился самый наилучший сон в моей жизни? Но я абсолютно не ждала увидать перед собой блеклые иллюзорные голубые очи. На моей груди разместился хомячок, его белоснежная, с карими пятнами...»

Проклятая - Фрэнк Миллер, Том Уилер читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Посвящается Марджори Бригэм Миллер

Ф. М.

Люси и Амелии, двум самым удивительным приключениям в моей жизни. Желаю, чтобы в собственных историях меч всегда был у вас.

Т. У.

…Зато в священных гимнах различила

Я голос, как вода журчащий, ибо

Волшебница живет в пучине вод.

Какой бы шторм ни бушевал над миром,

В глубинах все спокойно. И когда

Волнуется поверхность вод, по ней

Пройти умеет Дева, как Господь.

(Альфред Теннисон, «Королевские идиллии», пер. В. Лунина)

– Ну что ж, – сказал Мерлин. —

Я-то знаю, кого ты ищешь, —

ты ищешь Мерлина;

и потому не ищи более,

ибо это я.

(Томас Мэлори, «Смерть Артура», пер. И. Берштейн)

Один

Нимуэ пряталась в стоге соломы, и с этого ракурса отец Карден походил на дух света. Было что-то в том, как он стоял (спиной к закатному солнцу, облака струятся над воздетыми ладонями, сокрытыми рукавами с драпировкой), что создавало впечатление, будто стоит он на небе. Неровный голос заглушал блеяние коз, треск горящего дерева, крики детей и материнский плач.

– Бог есть любовь! Любовь, что очищает, освящает, объединяет нас! – взгляд Кардена скользнул по жалкой воющей толпе, распростертой в грязи, окруженной монахами в красных одеждах.

– И Бог смотрит на нас, – продолжал Карден, – и сегодня Он улыбается, ибо мы исполнили Его работу. Мы омыли себя в Его любви и выжгли гнилую плоть.

Клубы дыма, вьющиеся возле его рук и ног, перемежались с хлопьями красного пепла. Изо рта отца Кардена брызгала слюна.

– Мы вскрыли демонический нарыв! Изгнали черное семя прочь с этой земли! И сам Господь благосклонно улыбается нам!

Карден опустил руки, и его рукава упали, точно занавес, открывая взгляду адскую картину из тринадцати крестов, горящих в поле позади. Распятых было сложно разглядеть в густом черном дыму.

Бьетта, крепкая женщина, мать четверых детей, поднялась и, словно раненый медведь, поползла на коленях в направлении Кардена. Один из монахов в красном выступил вперед и, поставив ботинок промеж ее лопаток, ткнул Бьетту лицом в грязь, где она и осталась, испуская стоны, обращенные к земле.

У Нимуэ в ушах стоял звон с того самого момента, как они с Пим, въезжая в деревню на Сумеречной Леди, увидели на тропе первый труп. Им показалось, это был Миккель, сын кожевника, что выращивал орхидеи для майских гуляний. Голова его была раздавлена чем-то тяжелым – а они даже не могли остановиться и проверить догадку, ибо вся деревня уже пылала огнем и повсюду виднелись паладины, чьи красные одеяния тоже казались языками пламени. Полдюжины деревенских старейшин сгорело заживо на крестах, наспех воздвигнутых на холме. Нимуэ казалось, что крики Пим звучат где-то далеко, ее собственный разум словно выцвел. Куда бы ни упал взгляд, она всюду видела соседей, которых выволакивали из домов и втаптывали в грязь. Два паладина за руки и за волосы тащили старую Бетси через гусиный загон: птицы нервно били крыльями и беспрерывно гоготали, делая происходящее еще более нереальным.

Нимуэ с Пим быстро разделились, и она спряталась в соломенном стоге, затаив дыхание, когда мимо протопали монахи. Они принесли одеяла с конфискованными вещами к открытой повозке, где стоял Карден, и бросили к его ногам, рассыпав содержимое. Жрец взглянул вниз и удовлетворенно кивнул: все так, как он и ожидал. Корень тиса и корень ольхи, деревянные статуэтки древних богов, тотемы и животные кости.

Оставить комментарий