Главная » Современная литература » Венеция не в Италии

Венеция не в Италии - Иван Кальберак (2015)

Венеция не в Италии
  • Год:
    2015
  • Название:
    Венеция не в Италии
  • Автор:
  • Жанр:
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Нина Кулиш
  • Издательство:
    Синдбад
  • Страниц:
    29
  • ISBN:
    978-5-00131-019-8
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
Чистая и нежнейшая история второй любви. семнадцатилетнему Эмилю очень импонирует Полин, которая обучается с ним в одной гимназии, да и он ей симпатичен. Но у Анри проблема – он стыдится своей семьи. Его отчим работает торгово-промышленным агентом, а семьитраница живет в фургоне и своими руками – за отсутствием лишних денежек – строит рядом новейший дом. Зато отчим Полин – знаменитый дирижер и чрезвычайно состоятельный индивидуум. Полин играёт на скрипке. Ее отчим организует в Флоренции молодежный джазовый фестиваль, в котором нужна принять неучастие и его дочь. Софиевен приглашает своего дружки приехать в Флоренцию на ее концерт. Странствие на трейлере по тропинкам Европы выродится в безумную погоню наперегонки со времечком и не только откроет Эмилю глазища на его отношения с девчушкой, в которую он влюблен, но и заставит поменять взгляд на многие вещи, показывавшиеся ему незыблемыми. Мы с бабушкой обедали. В этот разок она приготовила мне салатик из редиски с маслицем и эскалопы из индюшки с рисом в ягодном соусе – одиное из моих любимых кушаний.

Венеция не в Италии - Иван Кальберак читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Ivan Calbérac

VENISE N'EST PAS EN ITALIE

© Editions Flammarion, Paris, 2015

© Издание на русском языке, перевод на русский язык. Издательство «Синдбад», 2018.

Понедельник 12 марта

Мы с мамой обедали. В этот раз она приготовила мне салат из редиски с маслом и эскалопы из индейки с рисом в грибном соусе – одно из моих любимых блюд. Мы ели молча, сидя друг против друга. Я думал об одной девочке, с которой был незнаком: я слышал, как во дворе лицея она говорила, что ведет дневник. Это заставило меня задуматься. И вот, сидя напротив мамы и жуя эскалоп, я вдруг заявил, что люди, которые ведут дневник, придают своей жизни слишком большое значение. Мама посмотрела на меня и с необычной для нее мягкостью заметила, что, если я сам не буду придавать значения своей жизни, для кого же тогда она будет иметь значение? Я почувствовал себя идиотом: моя мама не любит умных разговоров, она совсем не интеллектуалка, но тут, должен признать, она положила меня на обе лопатки. И в среду после обеда, когда в у нас лицее не было уроков, я отправился на улицу Дорэ в книжный магазин и купил эту красивую тетрадь, в которой сейчас пишу авторучкой «уотерман» – эти ручки в какой-то момент всегда протекают и пачкают вам пальцы чернилами. А ведь ручки «уотерман» вроде бы лучшие из всех. Не считая ручек фирмы «Монблан», но это совсем другая ценовая категория: за такие деньги можно купить скутер. Кроме того, я уверен: эти ручки в итоге тоже протекают, пусть и не так быстро.

Ничто не вечно – таков закон природы. Сначала у вас ломаются авторучки, а потом однажды вечером умирает бабушка. Звонит телефон: это мама, она сегодня не придет домой, потому что бабуля только что покинула нас. Звонок был обыкновенный, такой, как всегда, но, когда разговор заканчивается, ты чувствуешь себя совсем другим человеком, наступает какая-то особенная тишина, неподвижная и бескрайняя, как поверхность озера ночью, и ты думаешь: смерть – это когда смолкает шум. Одним словом, ничто не вечно, поэтому в идеале ни к чему не следовало бы привязываться, тем более к своим письменным принадлежностям. Но я хотел поговорить совсем не об этом. Первая тема, к которой я должен обратиться, – это Полин, потому что, если честно, я все время о ней думаю. Она в предпоследнем классе, у нас в лицее их девять. Было бы просто гениально, если бы мы с ней оказались одноклассниками, но, согласно статистике, шансов на это было немного. К тому же я учусь в выпускном, потому что я на полтора года старше ее. А значит, чтобы мы оказались в одном классе, мне пришлось бы остаться на второй год, но и тут у нас был бы только один шанс из девяти. Так или иначе, если я останусь на второй год, родители меня убьют. Без преувеличения.

Оставить комментарий