Чаролом - Чарлтон Блейк (2016)

Чаролом
Никодимуса, Франческу и Леандру ждут свежие испытания! По мере такого, как беспорядок распространяется по Архипелагу, Леандра и ее семейство открывает свежие шокирующие прецеденты о проникновении бесов и метаморфозах людского языка.
Последняя доля трилогии «Чарослов», включенной Kirkus Reviews в количество наилучших фэнтези последних лет, откроет читателю почти все потаенны и презентует встречу с полюбившимися персонажами. «Чтобы выяснить пророческое заклинание, вспомните уничтожить его торговца. В случае если это получится, означает, перед вами – аферист. Как раз данным мнением управлялась Леандра, когда отравила чернорисовый ликёр контрабандиста.
Они посиживали на пятках перед невысоким столиком из морского бамбука на уединённом сберегаю при свете 2-ух полумесяцев. Светлое небо полнилось звёздами. По левую руку от Леандры темнела рощица подтянутых пальм, низкую траву под ними расчертили лунные тени. Справа чернело море и торчали известняковые горы – пространство было ведомо как бухта Стоячих островов.
Катамаран Леандры покачивался меж 2-мя этими островками, чьи узенькие мыски разрастались в крутые уступы, ползучими растениями, где стрекотали папоротниковые цикады.

Чаролом - Чарлтон Блейк читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Чем станет океан без чудовищ, таящихся в темноте? Сном без сновидений.

Вернер Херцог

Где есть чудовища, там есть и чудо.

Огден Нэш

Серия "Мастера фантазии"

Blake Charlton

SPELLBREAKER

Перевод с английского С. Резник

Печатается с разрешения литературных агентств Sanford J. Greenburger Assoc., Inc. и Andrew Nurnberg.

© Blake Charlton, 2016

© Перевод. С. Резник, 2018

© Издание на русском языке AST Publishers, 2019

Часть 1

Каждый день на белом свете

Где-нибудь родятся дети.

Кто для радости рожден,

Кто на горе осужден.

Уильям Блейк «Прорицания невинности»[1]

Глава 1

Чтобы проверить пророческое заклинание, попробуйте убить его продавца. Если это удастся, значит, перед вами – мошенник. Именно этим соображением руководствовалась Леандра, когда отравила чернорисовый ликёр контрабандиста.

Они сидели на пятках перед низким столиком из морского бамбука на уединённом берегу при свете двух полумесяцев. Безоблачное небо полнилось звёздами. По левую руку от Леандры темнела рощица стройных пальм, невысокую травку под ними расчертили лунные тени. Справа чернело море и торчали известняковые скалы – место было известно как залив Стоячих островов.

Катамаран Леандры покачивался между двумя такими островками, чьи узкие мыски разрастались в крутые уступы, затянутые ползучими растениями, где стрекотали папоротниковые цикады. «Горы на ножках» – так когда-то прозвал эти острова её знаменитый отец.

Сидевший напротив контрабандист откашлялся. О встрече в этом заливе к востоку от Шандралу они договорились через ряд посредников. Никаких имён, разумеется, а вот что до смертельно опасной двуличности, то почему бы и нет. Леандра с чистой совестью подняла фарфоровую бутылку с ликёром и плеснула янтарной жидкости в деревянную чашу контрабандиста.

Тот во все глаза следил за её руками, но было поздно. Кончик отравленной иглы, прятавшейся до поры в рукаве, уже коснулся горлышка. Затем Леандра преспокойно налила ликёра себе, зная, что предыдущая порция жидкости смыла яд.

Контрабандист оказался приятным мужчиной средних лет. Гладкая чёрная кожа, чёрная же бородка-клинышек, в которой проглядывало благородное серебро, широковатый нос, большие глаза. Одет в синий лангот и просторную белую рубаху, какие носят люди Лотоса, однако держался он куда свободнее, а его торопливый говорок народ Лотоса посчитал бы неучтивым.

Примечательно, что, пряча продаваемое заклинание, контрабандист обмотал голову повязкой. Местами сквозь ткань пробивалось пунцовое сияние. Леандра воспринимала некоторые божественные языки как красный свет, и сияние подсказывало, что этот человек – действительно тот, за кого себя выдаёт. Иными словами, он наполнял сердце Леандры столь жгучей ненавистью, которая способна превратить любую здравомыслящую женщину в вопящую фурию, готовую выцарапать тебе глаза. К счастью или нет, Леандра здравомыслием не отличалась.

Одной рукой она подняла свою чашу, а другой тайком выбросила иглу. Контрабандист не услышал, как та царапнула песок.

– За ваше будущее.

– За ваше будущее, – эхом откликнулся мужчина, чьё лицо осталось бесстрастным.

Леандра одним глотком осушила чашу. Напиток был чрезмерно пахучим и хмельным, слишком хмельным. Люди Лотоса называли его манданой и пили во время религиозных церемоний, а также при заключении сделок. Прожив тринадцать лет на Иксонском архипелаге, Леандра выпила галлоны этого пойла, так к нему и не привыкнув. Иногда она задавалась вопросом, возможно ли привыкнуть вообще.

Оставить комментарий