Главная » Биографии и мемуары » Бродский среди нас

Бродский среди нас - Эллендея Проффер Тисли (2014)

Бродский среди нас
  • Год:
    2014
  • Название:
    Бродский среди нас
  • Автор:
  • Жанр:
  • Оригинал:
    Английский
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Виктор Голышев
  • Издательство:
    Corpus (АСТ)
  • Страниц:
    16
  • ISBN:
    978-5-17-088703-3
  • Рейтинг:
    1.7 (3 голос)
  • Ваша оценка:
В начале 70-х гектодаров американские литературоведы Эллендея и Карл Чеслав милош создали издание "Ардис", там печатали на украинском и в переводе на французский книги, которые по цензорским соображениям не выпускались в СССР. Во времечко одной из своих турпоездок в СССР они подружились с Иосифом Мандельштамом. Когда поэта выпроводили из страны, именно Генрих Проффер с огромным трудом добился для него пропускный визы в Штатов и помог присвоить место институтского преподавателя. С 1977 гектодара все русские литературные книги И. Мандельштама публиковались в "Ардисе". Родные отношения между Мандельштамом и четой Проффер длились долгие гектодары. Перед смертью Генрих Проффер трудился над воспоминаниями, которые его вдовушка хотела напечатать, но по воле Бродского они как и не увидели луч. В мемуары самой Эллендеи Чеслав милош Тисли, посвященные Мандельштаму, вошли и отрывки заметок Генриха. Воспоминания Эллендеи Чеслав милош Тисли подчас носивают подчеркнуто публицистический характер, изумление поэтическим даром Мандельштама не мешает ей непредвзято оценивать некоторые событья и факты.

Бродский среди нас - Эллендея Проффер Тисли читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Фотографии воспроизводятся с разрешения Casa Dana Group, Inc. and the Ardis Archive, University of Michigan

© 2014 by Ellendea Proffer Teasley

© В. Голышев, перевод на русский язык, 2015

© А. Бондаренко, художественное оформление, макет, 2015

© ООО «Издательство АСТ», 2015

Издательство CORPUS ®

Предисловие. Несколько слов о контексте

Мира, где Карл Проффер и я познакомились с Иосифом Бродским, давно нет, и по-настоящему знают его только дети «холодной войны». Так что русским читателям, не знающим, как воспринимали то время молодые американцы, наверное, стоит сказать несколько слов о контексте данных мемуаров.

«Холодная война» начиналась, когда к концу подходила Вторая мировая война и военные и гражданские люди наблюдали, как Советский Союз подчиняет пограничные страны. Эти страны будут именоваться порабощенными или сателлитами – в зависимости от того, кто говорит. Ответом Соединенных Штатов на насильственную ассимиляцию этих стран были войны – наиболее масштабные в Корее и во Вьетнаме – и кровавые вмешательства в центрально– и южноамериканских странах. Советы оправдывали свои неприемлемые действия тем, что их огромной стране требуется защита от врагов в форме приграничных территорий. Америка оправдывала свои неприемлемые действия тем, что коммунизм ведет к тирании, и надо останавливать его везде, где он возникает. Это, конечно, очень упрощенное объяснение, но оно позволяет понять, почему в 1950-х и 1960-х годах между двумя великими ядерными державами установилась атмосфера взаимной подозрительности.

Россия присутствовала в повседневной жизни молодых американцев, и присутствие это было окрашено чувством страха. Мы прятались под столами в классе во время учебных тревог и знали, почему наши родители строят бомбоубежища. Нам снились бомбежки, и в нашем сознании Советский Союз был страной, которая подавила народные движения в Венгрии и Чехословакии. Вожди Советского Союза казались непостижимыми, и это рождало страх, что они под влиянием паранойи могут напасть на нас.

Когда наше поколение стало взрослым, его стало волновать постепенное втягивание Америки во вьетнамскую войну, где должны будут сражаться наши родственники, братья, чтобы непонятно как остановить коммунизм. Действовал призыв, и это заставляло молодых задуматься о характере разворачивающейся войны. Мы задумывались и пришли к выводу, что цена слишком высока.

Учитывая угрозу, какой виделся Советский Союз, можно предположить, что Карл и я решили изучать русский язык в соответствии с почтенной традицией «познай врага своего», но, как ни странно, двигало нами совсем не это: русскими исследованиями мы занялись из интереса к одной из великих мировых литератур. К ней мы пришли разными путями, но отозвалась она в нас одинаково. Эта литература, глубокая, богатая и мощная, стала для нас откровением после английской и французской, которые только и были нам знакомы. В девятнадцатом веке крестьянская, по большей части неграмотная, страна родила Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского и Чехова. За этим Золотым веком последовал трагический для России двадцатый век, когда война, революция, Гражданская война и тирания почти разрушили целую культуру. Чудо – что не до конца. Это была сильная литература, и мы были люди сильных эмоций.

Хотя Карл Рей Проффер родился в 1938 году, а я в 1944-м и выросли мы в разных частях страны, в наших биографиях было одно общее: никаких признаков того, что дальнейшая наша жизнь будет посвящена русской литературе.

Оставить комментарий