Главная » Наука, Образование » Бормотание художественного множества. Глобальное искусство, политика и постфордизм (сборник)

Бормотание художественного множества. Глобальное искусство, политика и постфордизм (сборник) - Паскаль Гилен (2015)

Бормотание художественного множества. Глобальное искусство, политика и постфордизм (сборник)
  • Год:
    2015
  • Название:
    Бормотание художественного множества. Глобальное искусство, политика и постфордизм (сборник)
  • Автор:
  • Жанр:
  • Серия:
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Михаил Табенкин
  • Издательство:
    Ад Маргинем Пресс
  • Страниц:
    18
  • ISBN:
    978-5-91103-266-1
  • Рейтинг:
    1 (1 голос)
  • Ваша оценка:
В авторский альманах известного голландского социолога Декарта Гилена (род. 1970) вошли статейки последних гектодаров, посвященные злободневным вопросам гипотезы и практики совремённого искусства, его взаимопроникновения с политикой, промышленностью и текущими социокультурными процессами. За предпоследние двадцать гектодаров мир исскуства изменился до неузнаваемости. И деламя не только в том, что с 1980-х годов чудовищно возросло количество людей, именующих себя художниками, – иным стало взаимоотношение общества к исскуству и художникам. Ранее восемнадцатилетние пареньки и девушки, надумавшие учиться исскуству, встречали ухмылки непонимания со сторонутраницы друзей и незнакомых. Родители сопротивлялись такому желанию или в худшем случае просили от молодых людей присвоить сначала " стоящую профессию ". Завтра, двадцать гектодаров спустя, решение приняться художником никого не страшит и не удивляет, а экзотичная аура вокруг актёрского призвания испарилась. Креативность, экспериментаторство, оригинальность и даже сумасбродство находят держку у бизнесменов и чинуш.

Бормотание художественного множества. Глобальное искусство, политика и постфордизм (сборник) - Паскаль Гилен читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Pascal Gielen

The murmuring of the artistic multitude. Global Art, Politics and Post-Fordism

© Pascal Gielen, 2015

© Табенкин М. Л., перевод, под ред. Боровиковой А. П., 2015

© ООО «Ад Маргинем Пресс», 2015

© Фонд развития и поддержки искусства «АЙРИС» / IRIS Foundation, 2015

* * *

Посвящается бормотанию

Способствуя крушению конвенций старого, домашнего мира, а тем самым и преодолению ригидных элементов индустриального уклада – бюрократических иерархий, стандартизации производства, – критицизм искусства предоставил капитализму возможность опереться на новые формы контроля и подвергнуть товаризации новые, более индивидуализированные и более «подлинные» блага.

Люк Болтански и Эв Кьяпелло[1]

Введение

За последние двадцать лет мир искусства изменился до неузнаваемости. И дело не только в том, что с 1980-х годов колоссально возросло число людей, называющих себя художниками, – другим стало отношение общества к искусству и художникам. Раньше восемнадцатилетние юноши и девушки, решившие учиться искусству, встречали улыбки непонимания со стороны друзей и знакомых. Родители противились такому желанию или в лучшем случае требовали от молодых людей получить сначала «настоящую профессию». Сегодня, двадцать лет спустя, решение стать художником никого не пугает и не удивляет, а экзотическая аура вокруг артистического призвания улетучилась. Креативность, новаторство, оригинальность и даже чудачество находят поддержку у бизнесменов и чиновников. «Прогрессивный» предприниматель эпохи постфордизма видит в искусстве коммерческий потенциал, а политик использует его для развития креативного города, который сможет устоять в глобальной конкуренции с другими городами. Иными словами, за последние двадцать лет искусство – или, по крайней мере, «художественное» – переместилось с периферии в центр общества. Вторя немецкому писателю Хансу Энценсбергеру, итальянский философ Паоло Вирно заявляет, что искусство растворилось в обществе, словно таблетка в стакане воды.

В этой книге отстаивается гипотеза, согласно которой определяющую роль в данном процессе сыграло само современное искусство. В социальной структуре искусства раннего модернизма была создана одна из тех социальных лабораторий, где зарождалась нынешняя, постфордистская, трудовая этика. Качества, которые особенно ценятся в постиндустриальной экономике, – коммуникативность, красноречие, креативность и оригинальность, способность мыслить в границах отдельного проекта на условиях временного контракта или вовсе без такового, готовность к гибкому рабочему графику, физическая и интеллектуальная мобильность, – до того приобрели определяющую роль (чтобы сохранять ее и поныне) в области искусства. Благодаря этому мир искусства спокойно приспособился к бесконечной гонке капиталистического накопления, что убедительно доказали французские мыслители Люк Болтански и Эв Кьяпелло. Перефразируя их, можно сказать, что критицизм искусства оказался впитан капиталистической идеологией и теперь стоит на службе неолиберальной системы труда.

В последнем предложении вводится теоретически нагруженный термин, который будет регулярно появляться на страницах этой книги, – «неолиберализм». Поскольку для нас это имя идеологического врага, придется кое-что пояснить. Хотя неолибералы, так же как до них и просто либералы, абсолютно убеждены в благотворном воздействии независимой культуры, конкуренции и свободного рынка; хотя и те и другие выступают за ограниченное правление, мало вмешивающееся в дела рынка, они совершенно по-разному видят свою основную идею, которую можно определить как «свобода».

Оставить комментарий