Книга Жизни - Дебора Харкнесс (2014)

Книга Жизни
Мир ведьм, оборотней и демонов. Книга, в которой хранятся секретики их прошлого и ключик к их будущему. " Книжка Жизни " заканчивает трилогию Деборы Харкнесс, признанную № 1 в перечне бестселлеров " New York Times ". Возвратившись из елизаветинского Нью-йорка в настоящее, Диана и Сэм сталкиваются с новейшими проблемами и старыми недругами. Ситуация усугубляется тем, что Диана замужня двойней. В мире колдуний, вампиров и вампиров любовь колдуньи Дианы и оборотня Мэтью почиталась запретной, а ее менструация и вовсе трудной. Реальная опасность их будущему покамест не раскрыта, а искатель таинственного фолианта " Ашмол - 782 " и его недостающих страничек приобретает ещё большую злободневность. Диана и Мэтью уповают, что манускрипт подсобит им выяснить собственое происхождение и противодействовать угрозам их альянсу, который благословили звезды … Охотников не напрасно именовали бесплотными. Все они заключались лишь из воспоминаний и сердечка. Стоя на крыше одиной из круглых башенок Сет-Тура, Эмили Метер прижала полупрозрачную руку к грудины, к тому месту.

Книга Жизни - Дебора Харкнесс читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Deborah Harkness

THE BOOK OF LIFE

Copyright © Deborah Harkness, 2014

All rights reserved

This edition published by arrangement with Viking, an imprint of Penguin Publishing Group, a division of Penguin Random House LLC.

Серия «The Big Book»

© И. Б. Иванов, перевод, 2019

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2019

Издательство АЗБУКА®

* * *

Посвящается Карен.

Она знает, по какой причине

Выживает не самый сильный и не самый умный, а тот, кто лучше всех приспосабливается к изменениям.

Слова Филиппа де Клермона, часто приписываемые Чарльзу Дарвину

Солнце в Раке

Знак Рака имеет отношение к домам, землям, сокровищам и всему, что скрыто. Это четвертый знак зодиака. Он знаменует смерть и конец событий.

Английская записная книжка неустановленного автора. Около 1590 г. Собрание манускриптов Гонсалвиша, № 4890, лист 8r[1]

Глава 1

Призраков не напрасно называли бесплотными. Все они состояли лишь из воспоминаний и сердца. Стоя на крыше одной из круглых башен Сет-Тура, Эмили Метер прижала прозрачную руку к груди, к тому месту, где и сейчас тяжким камнем лежал пережитый ужас.

«Мне когда-нибудь станет легче? – Ее голос, как и очертания ее призрачного тела, был едва уловимым. – Неужели я так и буду наблюдать, ждать и знать?»

«Я что-то не заметил перемен», – коротко ответил Филипп де Клермон.

Он устроился рядом с Эмили и внимательно разглядывал свои прозрачные пальцы. Многое ему не нравилось в его нынешнем, призрачном состоянии. Он не мог обнять свою жену Изабо. Мир потерял для него запахи и вкусы. Исчезло его сильное, крепкое тело, а как славно было бы сейчас помахать мечом на поединке. Но сильнее всего Филиппа угнетала невидимость. Невидимость постоянно напоминала ему о безвозвратно утраченной значимости.

У Эмили вытянулось лицо, и Филипп мысленно себя обругал. С момента своей гибели эта ведьма была его постоянной спутницей, деля вместе с ним одиночество. О чем он думал, рявкая на нее, как на служанку?

«Когда они совсем перестанут в нас нуждаться, быть может, тогда и нам полегчает», – уже мягче произнес Филипп.

Хотя он и был более опытным призраком, Эмили лучше понимала метафизику их положения. Рассказанное ведьмой шло вразрез со всеми представлениями Филиппа о загробном мире. Он считал, что живые видят мертвых, поскольку живым от них что-то нужно: помощи, прощения, воздаяния. Эмили называла такие представления заурядными человеческими мифами. Только когда живые откажутся от подобных мифов, мертвые смогут появляться перед ними.

Филиппа десятками лет угнетало то, что Изабо не ощущает его присутствия. Слова ведьмы успокоили его, но лишь отчасти.

– Жду не дождусь, чтобы рассказать Эмили. Представляю, какое будет у нее лицо, когда она узнает.

Сочный низкий голос Дианы поднимался вверх, достигая парапетов башни.

«Диана и Мэтью», – в унисон произнесли Эмили и Филипп, глядя на мощеный двор, окружавший замок.

«Вот они», – сказал Филипп, указывая в сторону проезда.

Его вампирское зрение даже в призрачном состоянии оставалось острее, нежели зрение ведьм. К тому же он не утратил прежнего обаяния. Широкие плечи, дьявольская улыбка. Увидев ее, Эмили просто не могла не улыбнуться в ответ.

«Правда, чудесная пара? Посмотри, как сильно изменился мой сын».

Оставить комментарий