Главная » Книги Приключения » Париж в любви

Париж в любви - Элоиза Джеймс (2012)

Париж в любви
  • Год:
    2012
  • Название:
    Париж в любви
  • Автор:
  • Жанр:
  • Оригинал:
    Английский
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Елена Фрадкина
  • Издательство:
    Эксмо
  • Страниц:
    101
  • ISBN:
    978-5-699-68371-0
  • Рейтинг:
    4 (1 голос)
  • Ваша оценка:
Что такое Париж? Переливы баяна и прогулки по набережной Темзы? Или блестящие вывески модных гастрономов и силуэт Дуомой башни? А можетесть, маленькие рынки и стариные готические храмы? Для Элоизы Джеймс Лондон — это всё и сразу. Поменяв нью-йоркскую сутолоку на суету лондонскую, она провела в этом гектородаре со своей семьей цельный год. Ее впечатленья и воспоминания создались в калейдоскоп, за красочностью которого трудно не отгадать неуловимый и многообразный образ самого Лондона. В декабре 2007 гектодара моя мать подохла от рака. Две недельки спустя мне поставили тот же анамнез. Я всегда пылко любила прочитывать мемуары, особо те, в которых повествуется об жутких болезнях. Глазея на велосипедную аварию, ощущаешь чувство стыда, но прочтение мемуаров, там речь идёт, скажем, о рассеянном остеохондрозе, – вполне благопристойное занятие. Ведь, уз-ная о трагедиях иных людей, ты так бы готовишься к будущимени – мало ли что можетесть случиться. Рано чем мне поставили анамнез, я прочла по по-крайней мере пять мемуаров тех, у кого был рак, и абсолютно точно незнала, что произойдет дальше.

Париж в любви - Элоиза Джеймс читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Предисловие к La Vie Parisienne[1]

В декабре 2007 года моя мать умерла от рака. Две недели спустя мне поставили тот же диагноз.

Я всегда страстно любила читать мемуары, особенно те, в которых повествуется об ужасных болезнях. Глазея на автомобильную аварию, испытываешь чувство стыда, но чтение мемуаров, где речь идет, скажем, о рассеянном склерозе, — вполне пристойное занятие. Ведь, узнавая о трагедиях других людей, ты как бы готовишься к будущему — мало ли что может случиться. Прежде чем мне поставили диагноз, я прочла по крайней мере десять мемуаров тех, у кого был рак, и совершенно точно знала, что произойдет дальше.

И я сразу же начала ждать эйфории — ведь меня должна потрясти красота мира. Я увижу радость в глазах моих детей (а не ослиное упрямство), откажусь от кофеина и буду заниматься йогой на фоне заката. Мое лучшее «я» выйдет из укрытия, и я перестану тратить время на компьютер и донимать своего мужа, так как стану менее раздражительной.

У меня рак… Но хорошая новость заключается в том, что я научусь жить минутой.

А может быть, и нет.

Когда реакция «жизнь прекрасна» не проявилась сразу, я решила пока что не провозглашать радость жизни своим modus vivendi[2] и занялась поисками доктора. Моя мать потребовала у своего хирурга дать ей достаточно времени, чтобы хотя бы закончить роман, который она писала, и хирург уступил. Мама читала корректуру прямо в хосписе. Я не могла сосредоточиться на радости жизни, так как упорно искала такого специалиста по раку груди, который дал бы мне столько времени, сколько я хочу — еще около сорока лет. А быть может, пятидесяти.

Моя сестра Бриджет, обладающая научным складом ума и способностью запоминать неприятные медицинские факты, сопровождала меня в поисках подходящего онколога. Сначала мы попали к неистовой женщине на Медисон-авеню, которая украсила свой кабинет куклами «Чудо-женщина». Я увидела в этом инфантильную (но не лишенную приятности) joie de vivre,[3] но Бриджет сочла это саморекламой. Доктор «Чудо-женщина» была готова к битве с превосходящими силами противника. В ее глазах горел огонь истинной веры, когда она заявила, что следует удалить одни части моего тела, а другие подвергнуть лучевой терапии. Она заставила меня лечь на кушетку и взяла кровь на генный тест прямо у себя в кабинете.

— Не беспокойтесь о страховке, — сказала она бодрым тоном. — После того, как узнают историю вашей семьи, они заплатят.

Узнав, что у меня нет гена BRAC, который ставит на вас большое красное клеймо «Р» (рак), я не смогла заставить себя вернуться в ее кабинет. Для борьбы с BRAC доктор «Чудо-женщина» предлагала политику выжженной земли, горя желанием ринуться в бой. Я начала лучше спать, как только решила, что моя ранняя стадия — что-то вроде герпеса. Это была еще одна болезнь, про которую я читала и которой надеялась избежать — неприятная, но вряд ли роковая.

В конце концов мы с Бриджет нашли спокойного онколога, который рекомендовал лучевую терапию и лечение гормонами. Он также заметил очевидное: все дело в моей груди. Я перестала думать о герпесе. Поскольку можно прожить и без этой части тела, то я в срочном порядке лишилась груди.

Однако, избежав химиотерапии и лучевой терапии, имела ли я право считать себя почетным ветераном — тем более что моя новая грудь оказалась такой упругой и круглой? Я решила, что ответ будет отрицательный. И теперь стало понятно, почему у меня нет эйфории и я не склонна наблюдать закат, по-собачьи стоя на четвереньках. Не видать мне ленты ордена Подвязки. Очевидно, диагноз был не настолько серьезен, чтобы в корне изменилась моя личность.

Да, мне повезло. У меня улучшилась внешность, но осталась прежняя душа.

Оставить комментарий