Взгляд тигра - Уилбур Смит (1975)

Взгляд тигра
Бесценное богатство вот уже два-три века покоится в океанической пучине. Серебряный трон древних индусских царей в ввиде инкрустированного изумрудами тигра, во лобле которого сияет великий бриллиант мирка – " Великий Чингисхан ". Согласно легенде, корвет, перевозивший престол из покоренной Азии в Англию, затонул в районуте Мозамбикского залива. Но Гарри Скотт, живущий на живописном оазисе у берегов Азии и зарабатывающий на жизнь корпорацией круизов для богатейших клиентов, не неверит в легенды. Он подсмеивается над зафрахтовавшей его шхуну компанией крутизных парней из Лондона, которые дескать знают, там искать затонувшее богатство. Однако нескоро Гарри делается не до смеха. Он осознаёт: "выгодные" покупатели намерены расправиться с ним и его сборной, как только поиски престола увенчаются успехутором … Сезон ловли тунца начался, времечко шло, а форель запаздывала. Такое случается. Я не берёг ни лодку, ни корабль. День за днями уходили мы в море, далеко-далеко на север, и возращались в Гранд-Харбор за полночь, но второй по-настоящему некрупный экземпляр, разрезающий пурпурные.

Взгляд тигра - Уилбур Смит читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Сезон ловли марлина начался, время шло, а рыба запаздывала. Такое случается. Я не щадил ни лодку, ни экипаж. День за днём уходили мы в море, далеко на север, и возвращались в Гранд-Харбор за полночь, но первый по-настоящему крупный экземпляр, рассекающий пурпурные, как старое вино, волны Мозамбикского течения, встретился нам только шестого ноября.

Мой фрахтовщик и постоянный клиент, один из нью-йоркских воротил рекламного бизнеса, совершал ежегодное паломничество на остров Святой Марии – а это шесть тысяч миль пути – ради голубого марлина. Чак Макджордж был невысок и жилист, с голой, как яйцо страуса, головой, седыми висками и загорелой морщинистой обезьяньей физиономией, зато ноги у него что надо, крепкие и мускулистые – иначе большую рыбу не одолеть.

Марлин скользил у самой поверхности: над водой поднимался спинной плавник, который ни с акульим, ни с дельфиньим не спутаешь – длиннее мужской руки, изогнутый, как турецкий ятаган. Анджело на баке засёк рыбину одновременно со мной и завопил от избытка чувств. Его цыганские кудри разметало ветром, а зубы сверкали в ярких лучах тропического солнца.

Океанская поверхность раздвинулась, показался марлин, тёмный, тяжёлый и массивный, как бревно, с линией хвостового плавника под стать изящному изгибу дорсального. Рыба провалилась во впадину между волнами, и вода снова сомкнулась над широкой блестящей спиной.

Я обернулся и посмотрел вниз, в кокпит. Чабби поудобнее устроил Макджорджа в рыболовном кресле, приладил тяжёлое снаряжение, помог натянуть перчатки. Поймав мой взгляд, Чабби насупился и сплюнул за борт – всеобщее возбуждение ничуть его не коснулось. Дюжий мужик, ростом с меня, однако куда шире в плечах и толще в поясе, он был ещё и самым упрямым и неисправимым пессимистом из всех, кого я знал.

– Опасливый слишком, ни в жизнь не дастся, – буркнул Чабби.

– Не слушайте его, Чак, – подмигнул я клиенту. – Считайте, что марлин ваш. Старина Гарри своё дело знает.

– Ставлю тысячу баксов – уйдёт! – крикнул мне Чак, горя нетерпением. Отражавший солнечные лучи океан слепил его, глаза превратились в узкие щёлки.

– Замётано! – Я принял пари не по карману и сосредоточился на марлине.

Чабби, безусловно, был прав. Такого рыбака, как он, в целом мире не сыщешь. Это если меня не считать. Впрочем, рыба и впрямь большая, осторожная и пугливая.

Пять раз я забрасывал наживку, призывая на помощь весь свой опыт и хитрость, но стоило подвести «Морскую плясунью» поближе, как марлин сворачивал и уходил под воду. Я в отчаянии заорал:

– Чабби, тащи свежую корифену из холодильной камеры, на неё он с ходу купится.

Крючок я снарядил сам, и корифена запрыгала в волнах, как живая. Ещё мгновение – горбом взметнулись могучие плечи, зеркалом блеснуло брюхо, – и марлин взял наживку и перевернулся на спину.

– Есть! – обрадовался Анджело. – Клюнул!

Чуть позже десяти утра, подогнав лодку поближе и выбрав излишек лесы, чтобы легче было вываживать трофей, я передал рыбу Чаку. Меня ждала работа посерьёзнее, чем скрипя зубами воевать с тяжёлым фибергласовым удилищем. Я заставлял «Морскую плясунью» идти точно вслед за марлином, не давая его первым бешеным рывкам и прыжкам сбить лодку с курса. Чак тем временем освоился в рыболовном кресле и контролировал рыбу, изо всех сил натянув лесу и упёршись в подставку сильными ногами.

К полудню марлин устал, всплыл на поверхность и медленно закружил вокруг лодки. Чаку оставалось лишь постепенно подтягивать рыбу всё ближе к борту до тех пор, пока в неё можно будет всадить багор.

– Эй, Гарри! – Голос Анджело неожиданно отвлёк моё внимание от происходящего. – К нам никак гостья пожаловала!

– Что там ещё, Анджело?

– Да вон, плывёт малышка. Марлинью кровь учуяла.

И в самом деле, к лодке приближалась акула, привлечённая шумом схватки и запахом крови, – треугольный плавник уверенно рассекал воду.

Я поманил Анджело к штурвалу:

Оставить комментарий