Зимняя песнь - С. Джей-Джонс (2017)

Зимняя песнь
Последняя ночку уходящего гектодара. Зима отмеряет свои дни, а Принц гоблинов намеривается в дорогу – разыскивать себе невесту. С позднего детства Лизель выслушивала сказки о ужасном Короле троллей. Легенды тормошили ее воображение и воодушевляли музыкально талантливую девочку выдумывать мелодии. Теперь-то Лизель восемнадцать, она подсобляет управлять супружеской гостиницей, а ребячьи грезы, как и грёзы посвятить себя мелодии, остались в настоящем … Но однажды ее племянницу похищает тот cамый Король троллей, и Лизель отправляется в подземелие, чтобы вызволить беднягу из беды. Девочка не подозревает, что неглубоко под землей ее ожидает странный, прекраснейший, завораживающий мирок – и его таинственный, необъяснимый хозяин. " Проживала на свете одна крошечная девочка. На луговыей опушке она выполняла свою музыку для одиного маленького мальчугана. Девочка была крошечной и темноволосой, мальчик – низким и белокурым, и так же прелестно взглядывали они вместе, когда отплясывали под мелодию, слышавшуюся в голове девчушки! Бабуля наказывала ей опасаться волков, что рыщут по лесятину.

Зимняя песнь - С. Джей-Джонс читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

S. Jae-Jones

WINTERSONG

WINTERSONG © 2017 by S. Jae-Jones

Cover design © Danielle Fiorella

© Н. Сечкина, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2019

Посвящается 할머니,[1]лучшей на свете сказочной бабушке

사랑해[2]

Увертюра

Жила на свете одна маленькая девочка. На лесной опушке она исполняла свою музыку для одного маленького мальчика. Девочка была миниатюрной и темноволосой, мальчик – высоким и белокурым, и как же прелестно смотрелись они вместе, когда танцевали под мелодию, звучавшую в голове девчушки!

Бабушка наказывала ей остерегаться волков, что рыщут по лесу, но девочка знала: мальчик для нее не опасен, пусть он даже и Король гоблинов.

«Ты выйдешь за меня, Элизабет?» – спросил мальчик, и девочку отчего-то не удивило, что он знает ее имя.

«Я еще слишком мала для замужества», – ответила она.

«Тогда я подожду, – сказал мальчик. – Я тебя дождусь, только ты не забудь обо мне».

И девочка звонко рассмеялась, продолжая танцевать с Королем гоблинов – мальчиком, который всегда был чуть старше и всегда чуточку недосягаем.

Сменялись зимы и весны, шли годы. Девочка росла, а Король гоблинов не менялся. Девочка мыла посуду, натирала полы, расчесывала сестре волосы и все так же бегала в лес к своему приятелю. Теперь они играли в другие игры: «фанты» и «правда или расплата».

«Ты выйдешь за меня, Элизабет?» – спросил мальчик, но девочка не поняла, что его вопрос – уже не часть игры.

«Но ведь ты еще не завоевал меня», – возразила она.

«Значит, завоюю, – пообещал мальчик. – Я тебя завоюю, и ты мне покоришься».

Девочка звонко засмеялась и продолжила играть, и проигрывала раунд за раундом, пока не потерпела окончательное поражение.

Зима сменялась весной, за весной наступало лето, потом приходила осень, за нею – снова зима, но с каждым годом девочке приходилось все труднее, потому что она росла, а Король гоблинов оставался прежним. Девочка мыла посуду, натирала полы, заплетала косы сестре, успокаивала брата, когда тот пугался, прятала отцовский кошель, считала монеты и больше уже не бегала в лес, чтобы повидаться со старым приятелем.

«Ты выйдешь за меня, Элизабет?» – спросил Король гоблинов, но девочка ему не ответила.

Часть I. Рынок гоблинов

Бойся гоблинов, сестрица,

Далеко ли до беды!

На какой росли землице

Эти странные плоды?[3]

Кристина Россетти. «Рынок гоблинов»

Бойся гоблинов, сестрица!

– Бойся гоблинов, – сказала Констанца, – и никогда не покупай их товаров.

Я подскочила от неожиданности, когда бабушкина тень упала на бумагу. Мысли мои тотчас рассыпались, а вместе с ними и листки с нотами. Дрожа от стыда, я поспешно прикрыла записи руками, но Констанца обращалась вовсе не ко мне. Стоя в дверном проеме, она грозно взирала на мою сестру Кете, которая прихорашивалась перед зеркалом в нашей комнате – единственным на всю гостиницу.

– Запомни, Катарина, – бабушка направила узловатый палец на сестрино отражение, – тщеславие притягивает соблазны и служит признаком слабой натуры.

Пропустив эти слова мимо ушей, Кете энергично пощипала себя за щеки и взбила локоны.

– Лизель, – окликнула меня сестра, потянувшись к туалетному столику за шляпкой, – не поможешь мне?

Я убрала нотную бумагу в маленькую запирающуюся шкатулку.

– Кете, это просто рынок, а не королевский бал. Нам всего-то и надо, что забрать у герра Касселя смычки Йозефа.

– Ли-изель, – капризно протянула Кете, – ну пожалуйста.

Констанца прочистила горло и стукнула об пол тростью, но ни я, ни сестра не обратили на это внимания: к мрачным, почти зловещим бабушкиным высказываниям мы давно привыкли.

Оставить комментарий