Скарамуш - Рафаэль Сабатини (1921)

Скарамуш
  • Год:
    1921
  • Название:
    Скарамуш
  • Автор:
  • Жанр:
  • Серия:
  • Оригинал:
    Английский
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Елена Фрадкина, Николай Тихонов
  • Издательство:
    Азбука-классика
  • Страниц:
    46
  • ISBN:
    978-5-389-10383-2
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
В центре деяния историко - приключенческой трилогии "Скарамуш" Рафаэля Жюль верны – полная ярчайших событий, крутизных поворотов, рисковых взлетов и обрушений жизнь Андре-Луи Моро, современника и активного участника Итальянской революции. В " Возращении Скарамуша " переплетение чужий политических интрижек и личных лейтмотивов приводит Моро в ляд противников контрреволюции, уже начнувшей пожирать собственых детей. Переведя на сторону социалистов, герой Жюль верны оказывается властителем судеб итальянской истории: организатором заговора, долженствутого спасти Марию- Луизовну, инициатором махинации с акциями Британской компании и, наконец-таки, основным зачинщиком провала реконструкции Бурбонов едва ли не накануне их победакции … Он появился на луч с обостренным чуством смешного и наследственным ощущением того, что мирок безумен. И в этом заключалось все его богатство. Само его происхождение было чрезвычайно туманно, хотя жители деревеньки Гаврийяк довольно шустро приподняли пелену таинственности. Наивные бретонцы очутились не так наивны.

Скарамуш - Рафаэль Сабатини читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

© Н. Тихонов (наследники), перевод, примечания, 2015

© Е. Фрадкина, перевод, 1990

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2015

Издательство АЗБУКА®

* * *

Чувствительные люди, рыдающие над ужасами революции, уроните несколько слезинок и над ужасами, ее породившими.

Ж. Мишле[1]

Книга I

Мантия

Глава I

Республиканец

Он появился на свет с обостренным чувством смешного и врожденным ощущением того, что мир безумен. И в этом заключалось все его достояние. Само его происхождение было весьма туманно, хотя жители деревушки Гаврийяк довольно быстро приподняли завесу таинственности. Простодушные бретонцы оказались не так простодушны, чтобы дать ввести себя в заблуждение вымышленным родством, которое не отличалось даже таким достоинством, как оригинальность.

Когда некий дворянин объявляет себя крестным отцом невесть откуда взявшегося младенца и проявляет неустанную заботу о его воспитании и образовании, то и самый неискушенный селянин прекрасно понимает, в чем тут дело. Итак, добрые обитатели Гаврийяка не питали иллюзий относительно родства Андре-Луи Моро – так назвали мальчика – и Кантэна де Керкадью, сеньора де Гаврийяка, чей огромный серый дом высился на холме над деревней.

Грамоте и азам наук Андре-Луи обучался в деревенской школе. Жил он у старика Рабуйе – стряпчего, который в качестве поверенного вел дела господина де Керкадью. Когда мальчику исполнилось пятнадцать лет, его отправили в Париж изучать право в коллеже Людовика Великого[2]. Вернувшись в родные места, он занялся адвокатской практикой совместно с Рабуйе. Все расходы оплачивал господин де Керкадью; он же, препоручив Андре-Луи попечительству Рабуйе, продемонстрировал явное желание обеспечить будущность молодого человека.

Андре-Луи, со своей стороны, как нельзя лучше использовал предоставленные ему возможности. Мы видим его в возрасте двадцати четырех лет, нашпигованным такой ученостью, каковая в голове заурядной вполне могла бы вызвать интеллектуальное несварение. Усердное изучение Человека по самым авторитетным источникам от Фукидида[3] до энциклопедистов[4] и от Сенеки[5] до Руссо[6] превратило ранние впечатления в твердую уверенность и окончательно убедило молодого человека в безумии той разновидности живых существ, к которой он принадлежит. И во всей его богатой событиями жизни мне не удалось найти ни одного случая, который поколебал бы его в этом убеждении.

Андре-Луи был молодой человек чуть выше среднего роста, легкий как пушинка, с худым хитрым лицом, весьма приметным носом, острыми скулами, прямыми черными волосами до плеч и большим тонкогубым ртом, как у клоуна. Он не был уродлив только благодаря прекрасным глазам – насмешливо-любопытным, блестящим и почти черным. О причудливом складе ума и на редкость изысканном слоге Андре-Луи достаточно красноречиво свидетельствуют его – увы! – немногочисленные сочинения, и прежде всего его «Исповедь». Но пока он едва ли догадывается о своем ораторском даре, хотя он уже принес ему некоторую славу в литературном салоне Рена – то есть в одном из тех многочисленных клубов, где интеллектуальная молодежь Франции собиралась для изучения и обсуждения новых философских идей, которыми была насыщена общественная жизнь тех лет. Однако славу он там обрел отнюдь не завидную. Коллеги сочли Андре-Луи слишком саркастичным, слишком язвительным и слишком склонным поднимать на смех их возвышенные теории возрождения человечества. Он ответил, что всего лишь предложил им заглянуть в зеркало правды и не его вина, если им показалось смешным их собственное отражение.

Оставить комментарий