Главная » Фантастика и фэнтези » Звезды как пыль

Звезды как пыль - Айзек Азимов (1951)

Звезды как пыль
В самом конце учебы на него было совершено покушение. «Внезапно Байрон взял в толк, собственно что небольшая лампочка оборотной связи не пылает. Он тихо выругался и надавил на кнопку, но лампочка не загорелась. Здесь Джонти сдался, и экран опустел, сохранился небольшим светлым прямоугольником. Байрон выключил его, свернулся калачиком и испробовал вновь зарыться в подушку. В нем закипела гнев. Для начала, какого линия его будят между ночи. Он посмотрел на светящиеся цифры настольных часов: 3 пятнадцать. Ещё 4 часа в жилище станет мрачно. Не считая такого, было довольно неприятно пробуждаться в кромешной тьме. За 4 года он например и не свыкся с земным обычаем возводить строения из интенсивного бетона, коренастые, с толстыми стенками и без окошек. Такая была тысячелетняя обыкновение, восходящая к временам, когда примитивной ядерной бомбе ещё не противостояла оборона из силовых полей. Но все это осталось в дальнем минувшем. Атомная борьба сделала Земле неисправимый вред, превратив огромную ее доля в безвыходно радиоактивную и бесплодную пустыню.»

Звезды как пыль - Айзек Азимов читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Глава 1

Шелестящая спальня

Спальня вкрадчиво шелестела. Звук был едва слышим, однако вполне отчетлив: в нем шуршала смерть.

Но не это разбудило Байрона Фаррилла и прервало его тяжелый мутный сон. Он беспокойно замотал головой из стороны в сторону, пытаясь отогнать от себя назойливое трещание, исходящее с дальнего конца стола.

Не раскрывая глаз, Байрон неуклюже поднял руку и взял трубку.

– Алло, – промямлил он.

Из трубки загремел голос. Он был резким и пронзительным, но Байрон был сейчас не в состоянии уменьшить громкость.

– Могу я поговорить с Байроном Фарриллом? – заорал голос.

Байрон раздраженно сказал:

– Говорите. Что вам нужно? Голос настойчиво повторил:

– Могу я поговорить с Байроном Фарриллом? Байрон открыл глаза, пытаясь вглядеться в темноту. Он одновременно ощутил неприятную сухость во рту и спертый воздух, заполнявший комнату.

– Говорите. Кто это?

Будто не слыша его, голос продолжал громко вопрошать:

– Есть здесь кто-нибудь? Мне необходимо поговорить с Байроном Фарриллом!

Байрон приподнялся, опираясь на локоть, тяжело встал и заковылял к слабо светившемуся экрану видеофона. Он нажал кнопку, и маленький экран ярко вспыхнул.

– Я здесь, – буркнул он, узнав в появившейся на экране фигуре Сандера Джоунти. – Но лучше бы ты дождался утра, Джоунти.

Рука его уже почти нащупала выключатель, когда Джоунти вновь заговорил:

– Алло! Алло! Есть здесь кто-нибудь? Это комната 526? Алло!

Внезапно Байрон понял, что датчик обратной связи не зажегся. Выругавшись, он в сердцах щелкнул выключателем, и экран погас. Силуэт Джоунти исчез, и лишь слабый лучик пробивался сквозь тьму.

Байрон вернулся в постель, натянул одеяло на голову и зарылся в подушку. В нем закипело бешенство. Во-первых, никто не имеет права будить его среди ночи. Он бросил быстрый взгляд на циферблат стоявших у изголовья часов. Три часа пятнадцать минут. Свет в доме зажжется только через четыре часа.

Кроме того, ему не по душе просыпаться в совершенно темной комнате. За четыре года он не успел привыкнуть к земным постройкам – душным, не имеющим окон, с низкими потолками. Такова была дань тысячелетней традиции, уходящей корнями в древние времена, когда еще не изобрели защитное силовое поле, способное укрыть от взрыва примитивной атомной бомбы.

Но это все ушло в далекое прошлое. Атомное оружие нанесло Земле непоправимый ущерб. Большая часть была безнадежно заражена радиацией, и использование «грязных» территорий стало невозможным – и из-за этого на Земле царил режим строгой экономии, поддерживаемый автоматикой.

Вот почему пробуждению Байрона сопутствовала такая темень.

Байрон вновь приподнялся, опираясь на локоть. Странно. Он замер. Его насторожил отнюдь не тихий шелест спальни. Что-то неуловимое витало сейчас в заполнявшей комнату атмосфере.

В душном помещении не ощущалось ни малейшего движения воздуха. Он пытался сглотнуть слюну – и не мог. Атмосфера сгущалась с каждой секундой, и он понял причину происходящего. Вентиляционная система прекратила работать! Это ужасно расстроило Байрона. Он даже не может воспользоваться видеофоном, чтобы сообщить о случившемся!

Все же он решил предпринять попытку. Как и несколько ранее, экран засветился мягким матовым светом, отразившимся в хрустальных шариках, украшавших люстру. Видеофон принимал сигнал, но не мог передавать его. Ладно, к черту! Все равно до наступления утра никто ничего не сможет сделать.

Он зевнул, потирая кулаками опухшие веки. Что, дружище, плохо без вентиляции? До него донесся странный запах. Он шумно втянул носом воздух. Запах был знакомым, но Байрон не мог определить его природу.

Оставить комментарий