Главная » Детективы и триллеры » Маленький городок в Германии. Секретный паломник (сборник)

Маленький городок в Германии. Секретный паломник (сборник) - Джон Ле Карре (1968, 1990)

Маленький городок в Германии. Секретный паломник (сборник)
Каким образом и почто исчез работник британского консульства в ФРГ Лукас Хартинг? Неужели и правда, как полагают в Нью-йорке, под личиной этого меленького чиновника, который благодаря своему очарованию снискал месторасположение едва ли не всех атташе и даже их жен, немало лет прятался агент Кгб ссср, который теперь просто исчез к своим? Поначалу посланец британских разведслужб Алан Тейлор, которому поручено водить дело Хартинга, тоже наклоняется к этой версии. Но понемногу расследование приведает его к шокирующей неправде … Ветеран американских спецслужб времён " холодной междоусобицы " Нед, пригласив на аудиенцию с курсантами знаменитого Джорджа Чарли, вместе с ним припоминает самые занятные эпизоды, неимевшие место во времечко их " тайной службы Ее Высочеству ". Истории, в которых небезопасные операции уживаются с забавными событьями, трагедия подчас обращается в балаган, а мелкие оплошности приводят к cамым невероятным предотвращениям. Десять секунд до полуночи: добродетельная пятница в июне – тончайшая пелена озёрного тумана обволокла рыночную улица.

Маленький городок в Германии. Секретный паломник (сборник) - Джон Ле Карре читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

John le Carré

A Small Town In Germany

The Secret Pilgrim

© Le Carré Productions, 1968

© David Cornwell, 1991, 2001

© Перевод. И. Л. Моничев, 2016

© Издание на русском языке AST Publishers, 2017

* * *

Маленький городок в Германии

Пролог. Преследователь и преследуемый

Десять минут до полуночи: благочестивая пятница в мае – тончайшая пелена речного тумана окутала рыночную площадь. Бонн напоминал в этот час какой-то балканский город, неряшливый и загадочный, сплошь опутанный сверху трамвайными проводами. Бонн был похож на темный дом, где кто-то умер, дом, по католическому обряду задрапированный в черное и охраняемый полицейскими. Их кожаные плащи поблескивали в свете уличных фонарей, а черные флаги нависали над ними подобно простершим крылья огромным птицам. Такое впечатление, что все, кроме полисменов, услышали сигнал тревоги и поспешили сбежать из города. Промчалась машина, торопливо протопал редкий пешеход, и вновь полная тишина. Прогромыхал трамвай, но где-то очень далеко. В витрине бакалейщика поверх пирамиды из консервных банок написанное от руки назойливое объявление призывало: «Срочно пополняйте запасы только у нас!» Разлегшиеся среди россыпей крошек марципановые свинки, похожие на облысевших мышей, напоминали о давно миновавшем Дне Всех Святых.

Только лозунги на плакатах не заставишь замолчать. Расположенные на одном уровне, как будто по особому указанию, они продолжали вести свою никчемную войну с деревьев и с фонарных столбов. Слова на них были выведены светоотражающей краской, их наклеили на листы фанеры, обтянули по краям тонкой каймой из черной материи, и они таращились на него, как живые, пока он торопливо проходил мимо. «Отправьте иностранных рабочих домой!», «Очистите Бонн от коррупции!», «Объедините сначала Германию, а уж потом – Европу!» Но самый крупный возвышался над всеми – полотнище, растянутое прямо поперек улицы: «Откройте дорогу на Восток, если путь на Запад завел в тупик!» Темные глаза прохожего не обращали на них ни малейшего внимания. Полицейский, постукивая, скорчил ему гримасу, отпустив тяжеловесную шутку по поводу погоды. Другой попытался проверить документы, но быстро отвязался. Третий выкрикнул: «Добрый вечер!» – не получив ответа. Потому что мысли его сейчас занимала одна полная фигура, маячившая в ста шагах впереди и поспешно удалявшаяся по широкому проспекту, то скрываясь под полотнищем очередного черного флага, то снова появляясь в сально-желтом свете фонаря.

Темнота сгустилась бесцеремонно – серенький денек с легкостью уступил ей место, но ночь выдалась неожиданно морозной, и снова пахнуло зимой. На протяжении большинства месяцев Бонн – не место, чтобы отслеживать смену времен года. Здешний климат заключен внутри домов. Это климат головных болей, теплый и безвкусный, как вода в магазинных бутылках, климат постоянного ожидания, климат горечи, которой несет от медленного течения реки, климат усталой природы, где даже растительность пробивается с неохотой, а воздух – бывший ветер, потерявший силу на равнине. Поэтому сумерки превращаются всего лишь в заурядное потемнение дневной дымки, когда вдоль унылых улиц включаются люминесцентные лампы фонарей. Но той весенней ночью зима вернулась с кратким визитом, незаметно проскользнув вдоль долины Рейна под разбойничьим покровом тьмы, и заставила их ускорить движение, обжигая непредвиденной стужей. Глаза невысокого мужчины, напряженно устремленные вперед, от холода начали слезиться.

Оставить комментарий