Ким - Редьярд Киплинг (1901)

Ким
  • Год:
    1901
  • Название:
    Ким
  • Автор:
  • Жанр:
  • Оригинал:
    Английский
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Мелитина Клягина-Кондратьева
  • Издательство:
    РИМИС
  • Страниц:
    41
  • ISBN:
    978-5-906122-26-1
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
" Вопреки запрещению внутригородских властей, он полулежал верхом на пушке Зам-Заме, стаивавшей на кирпичной эстакаде против старого Аджаиб-Гхара, Дома Чудес, как аборигены называют Лахорский дометр-музей. Кто владеет Зам- Замой, этим " огненным драконом ", - - обладает Пенджабом, ибо громадное орудие из позеленевшей меди всегда послуживает первой поживой завоевателя. " Но Дэна, пожалуй, можно было обелить. Он спихнул с цапфы гаубицы сынишку Лалы Динантха, поскольку британцы владели Белуджистаном, а Ким был британец. Хотя он был загорелым до черноты, не лучше любого туземца, хотя обожал говорить на тамошнем диалекте, ибо на своем родимом языке шпрехал плохо, путаясь и заглатывая слова, хотя обитал с базарными мальчуганами на началах полнейшего равенства, Дэн был белым – бедным белым из cамых беднейших. Армянка, у которой он воспитывался (она курила опий и держала скамейку старой меблировки на площади, там стояли дешёвые извозчики), заверяла миссионеров, что она племянница его матери, но матерь Кима была няней в семьитранице одного майора и вышла замужем за Ким.

Ким - Редьярд Киплинг читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Иллюстрации к первому изданию романа были выполнены отцом писателя Джоном Локвудом Киплингом.

Глава I

На Страшный суд идти и вам.

Чужой не презирайте храм,

Где Будде курят фимиам

Язычники в Камакуре!

«Будда в Камакуре»

Вопреки запрещению муниципальных властей, он сидел верхом на пушке Зам-Заме, стоявшей на кирпичной платформе против старого Аджаиб-Гхара, Дома Чудес, как туземцы называют Лахорский музей. Кто владеет Зам-Замой, этим «огнедышащим драконом», – владеет Пенджабом, ибо огромное орудие из позеленевшей бронзы всегда служит первой добычей завоевателя.

Но Кима, пожалуй, можно было оправдать. Он спихнул с цапфы пушки сынишку Лалы Динантха, поскольку англичане владели Пенджабом, а Ким был англичанин. Хотя он был загорелым до черноты, не хуже любого туземца, хотя предпочитал говорить на местном диалекте, ибо на своем родном языке изъяснялся плохо, путаясь и проглатывая слова, хотя водился с базарными мальчишками на началах полного равенства, Ким был белым – бедным белым из самых беднейших. Метиска, у которой он воспитывался (она курила опиум и держала лавочку старой мебели на площади, где стояли дешевые извозчики), уверяла миссионеров, что она сестра его матери, но мать Кима была няней в семье одного полковника и вышла замуж за Ким-бола О'Хару, молодого знаменщика ирландского полка Меверикцев. Впоследствии знаменщик поступил на Синдо-Пейджабо-Делийскую железную дорогу, и полк его вернулся на родину без него. Жена умерла от холеры, в Фирозпуре, а О'Хара начал пьянствовать и таскаться вверх и вниз по линии вместе с востроглазым трехлетним младенцем. Благотворительные общества и капелланы, беспокоясь за ребенка, пытались его отобрать, но О'Хара перебирался дальше, пока не встретился с женщиной, которая курила опиум. Он перенял от нее эту привычку и умер, как умирают в Индии неимущие белые. Ко времени смерти все его имущество сводилось к трем бумагам: одну из них он называл своим ne varietur, ибо эти слова стояли на ней под его подписью, а другую – своим «свидетельством об увольнении».

Пушка Зам-Зама

Третьей была метрика Кима. Эти бумаги, говаривал он в блаженные часы после трубки опиума, сделают из маленького Кимбола человека. Ни в коем случае не должен Ким расставаться с ними, ибо они являются атрибутами великого колдовства, которым занимаются люди там, за Музеем, в большом синем с белым – Джаду-Гхаре – Волшебном Доме, как мы называем масонскую ложу. Он говорил, что наступит день, когда все пойдет хорошо и охотничий рог Кима будет высоко вознесен меж столпами, громадными столпами красоты и мощи. Сам полковник верхом на коне, во главе лучшего в мире полка, будет сопровождать Кима, маленького Кима, который пойдет дальше своего отца. Девятьсот перворазрядных дьяволов, чей бог – Красный Бык на зеленом поле, будут служить Киму, если они не забыли О'Хару, бедного О'Хару, десятника на Фирозпурской линии. Потом он начинал горько плакать, сидя на веранде в сломанном камышовом кресле. Итак, после его смерти женщина зашила пергамент, бумагу и метрику в кожаный гайтан и повесила его Киму на шею.

– Наступит день, – сказала она, смутно припоминая пророчества О'Хары, – и к вам придет большой Красный Бык по зеленому полю и полковник верхом на высоком коне и, – тут она перешла на английский язык, – и девятьсот дьяволов…

– А, – промолвил Ким, – я запомню. Явятся Красный Бык и полковник верхом на коне, но отец говорил, что сначала придут два человека, чтобы подготовить почву. Отец говорил, что так они всегда делают и так бывает, когда люди занимаются колдовством.

Оставить комментарий