Главная » Любовные романы » Блеск и нищета Жанны Дюбарри

Блеск и нищета Жанны Дюбарри - Паскаль Лене (2003)

Блеск и нищета Жанны Дюбарри
Ну что за персонаж эта Инна Дюбарри! И как занятен роман о ее жизни! Причастившаяся с подросткового воза-раста к галантной жизни, отличившаяся своей безупречной красой и отзывчивостью похоти, эта чаровница очутилась последней женой Людовика XV. Она обожала короля весьма сильно, что из " принцессы постели " принялась, как тогда ее именовали, " почти королевой ". Но это было только окончанием ее истории! Чтобы изложить эту великолепную, непристойную и очень плотскую женщину, переменчивую, но страстную, своекорыстную, но способную на cамую необыкновенную доброта, двусмысленную и разноречивую, Паскаль Вике написал одиный из самых нетривиальных исторических романчиков, когда-либо доныне написанных. Каким лицезрели мир вокруг себя те индивидуумы, о которых здесь побежит речь? Какое влияние оказывала на их строение, например, пересменка времен года? Хреновее или лучше нас выносили они летний зной? Или озноб? Что они чувствовали? Выносили ли они лучше нас психофизическую боль, как это подтверждают некоторые? Когда с высоты своей завкафедры епископ Бове.

Блеск и нищета Жанны Дюбарри - Паскаль Лене читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Pascal Lainé. La Presque Reine

Ouvrage publié avec l’aide du Ministére français chargéde la Culture – Centre national du livre

Издание осуществлено с помощью Министерства культуры Франции (Национального центра книги)

В оформлении использован фрагмент работы Элизабет Виже-Лебрен «Мадам Дюбарри», 1781

Введение

Каким видели мир вокруг себя те люди, о которых здесь пойдет речь? Какое воздействие оказывала на их настроение, например, смена времен года? Хуже или лучше нас переносили они летний зной? Или холод? Что они чувствовали? Переносили ли они лучше нас физическую боль, как это утверждают некоторые?

Когда с высоты своей кафедры епископ Бове[1] – монсеньор де Сенез, клеймил перед собравшимся двором распущенность нравов монарха, приходилось ли ему повышать голос только для того, чтобы напомнить о гневе Господнем, или для того, чтобы перекрыть покашливания и приступы кашля, которые обычно нападали на верующих?

Представления о здоровье или болезни, о комфорте, чистоте, голоде или пресыщенности очень отличались от тех, что мы имеем спустя два столетия. Наши короли были страстными охотниками: сможем ли мы без отвращения есть дичь, оставленную разлагаться, чтобы мясо само отделялось от костей? И какого вкуса было тогдашнее вино? Смогли бы мы выпить его, не удивив и, возможно, не оскорбив нашу глотку? Мадам Дюбарри осталась знаменита благодаря своим ваннам и вытяжкам из растений, которыми она душилась. Но как же пах Король, когда он возвращался с охоты?

Мы знаем, насколько предстающий нашему взору пейзаж обязан своим видом людям, их труду и образу жизни. Все, что нас окружает, – бесспорно, «исторически свершившийся факт». Его становление соизмеримо с вкладом каждого индивида и целой цивилизации.

Современники Людовика XV, несомненно, говорили теми же словами, что и мы, но описывали ими мир, отличный от нашего. Они дышали буквально другим воздухом, чем мы. Их «естественные» привычки, их самые безобидные поступки вписывались в совершенно другое мироздание.

Образ мыслей и способ ощущения не могут быть отделены друг от друга и, с точки зрения историка, этнографа, философа, образуют единство, наш образ жизни, наше понимание «принадлежности к миру» в самом глубоком и одновременно синтетическом смысле этого слова. Однако, как мы уже сказали, французский язык за два века почти что не изменился, в отличие от мнения посредственных авторов «исторических» романов, столь упорно стремящихся перенести нас в прошлое при помощи натянутых архаизмов, смелых оборотов речи, колких фраз, довольно странных прилагательных… Получив широкое распространение, письменность определила намного жестче, чем ранее, словарный запас и грамматику. Писатель, нотариус, полицейский или какое-нибудь частное лицо теперь не будут излагать свои мысли так, как это делали Вольтер, Дидро или какой-нибудь неизвестный памфлетист XVIII века: нам дороги другие слои нашей истории, мы используем другие способы изложения мысли, представляем исторические персонажи в другом свете, находим другие побудительные причины их поступков…

Оставить комментарий