Главная » Книги Проза » Песнь ангела

Песнь ангела - Ричард Харвелл (2014)

Песнь ангела
  • Год:
    2014
  • Название:
    Песнь ангела
  • Автор:
  • Жанр:
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Владимир Носов
  • Издательство:
    РИПОЛ Классик
  • Страниц:
    49
  • ISBN:
    978-5-386-10003-2
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
Потрясающе талантливый, поразительно глубокий кинороман, который оставит неизгладимый отпечаток в душе! Эдвард Харвелл уловил и обличил в слова психофизическое наслаждение, которое мы наполучаем от музыки. Покорив сердечка читателей по всему мирку, " Песнь архангела " по праву принялась живой литературой европейской и общемировой литературы. Мозес народился от темной страстьютранице глухонемой звонарки и священнослужителя. Под звуки набатов. Чудом выжил, изведал унижения и страданья. Был награжден демоническим голосом, полюбил и ощутил ужасную ломоту разлуки и утраты. Какие испытания сготовила ему судьба в взаимообмен на обретение хвалы и надежды на счастие? Колокола в душеньке умолкают, когда слышится голос архангела. Гениальность ниспошлёт славу, а влюблённость придает подтекст всему … Ранее книжка выходила под названием "Набата". Меня растил человек, который, как мне встречается, не мог быть моим отчимом. И хотя у меня никогда не имелось сомнений в том, что зерно, давшее мне жизнь, пренадлежало другому мужику.

Песнь ангела - Ричард Харвелл читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Richard Harvell

The Bells

Харвелл, Ричард

Песнь ангела / Р. Харвелл; [пер. с англ. В. Г. Носова]. – М.: РИПОЛ классик, 2017. – 978-5-386-10003-2

This translation published by arrangement with Shaye Areheait Books, imprint of The Crown Publishing Group, a division of Random House, Inc., and with Synopsis Literary Agency

© Richard Harvell, 2010, 2011. All rights reserved

© Носов В. Г., перевод на русский язык, 2014

© Издание на русском языке, перевод на русский язык. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2014

© Оформление. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2017

Примечания для читателя

Меня растил человек, который, как мне видится, не мог быть моим отцом. И хотя у меня никогда не было сомнений в том, что семя, давшее мне жизнь, принадлежало другому мужчине, Мозес Фробен, Ло Свиццеро[1], называл меня сыном. А я называл его отцом. В тех редких случаях, когда кто-либо осмеливался поинтересоваться таким положением вещей, он просто смеялся, как будто вопрошавший был совершенным болваном. «Конечно же он не мой сын! – говорил он обычно. – Не смешите меня».

Когда я сам набирался храбрости, чтобы расспросить его о нашем прошлом, он просто печально смотрел на меня. «Пожалуйста, Николай», – говорил он, чуть помедлив, как будто между нами было заключено некое соглашение, о котором я забыл. Со временем я начал понимать, что мне никогда не станет известна тайна моего рождения, потому что мой отец был единственным, кто эту тайну знает, и он же унесет ее с собой в могилу.

Во всем остальном всякий ребенок не мог бы по желать большего. Практически ни одна его поездка из Венеции в Неаполь и Лондон не обходилась без меня. Пока я не поступил в Оксфорд, мы практически не расставались. И даже спустя годы, когда я уже стал независим и занимался собственным делом, редко случалось так, чтобы мы не виделись больше двух месяцев. Я слышал его пение в величайших оперных театрах Европы. Я сидел рядом с ним в экипаже, а толпы поклонников бежали по обеим сторонам, умоляя удостоить их одной-единственной улыбкой. По этой причине я ничего не знал о бедном Мозесе Фробене, мне был известен только про славленный Ло Свиццеро, чей легкий взмах руки заставлял дам падать в обморок, а голос – разражаться публику рыданиями.

И можете себе представить мое изумление, когда прошлой весной, неделю спустя после его смерти, я нашел среди оставшихся вещей эту кипу бумаг. И более того, я отыскал в них то, что так жаждал узнать. В бумагах рассказывалось о рождении моем собственном и моего отца, о том, почему мне было дано это имя, о моей матери и о преступлении, которое вынуждало молчать Ло Свиццеро.

Несомненно, именно меня он видел читателем сих бумаг, но, думаю, был бы не против, если бы и другие глаза могли заглянуть в них. Не забывайте, в силу рода своей деятельности ему часто приходилось распеваться, и он делал это, стоя у открытого окна, чтобы любой прохожий, оказавшийся на улице, будь то мужчина или женщина, имел возможность услышать, как поют ангелы.

Николай Фробен,

Лондон, октября 6-го дня, 1806 года

Акт I

I

Вначале были колокола. И было их три, отлитых из гнутых лопат, грабель и мотыг, треснувших котлов, затупившихся лемехов, одной ржавой печи и в каждом по золотой монете. Были они черными и грубыми, кроме серебристых губ, по которым моя мать нанесла колотушками миллионы ударов. Роста она была небольшого, и ей непросто было танцевать под ними на колокольне. Когда она размахивалась, ее ступни отрывались от гладких деревянных половиц, так что после удара колотушкой по колоколу звон шел от самой его короны до кончиков пальцев ее ног.

Оставить комментарий