Главная » Детективы и триллеры » Следы на мосту. Тело в силосной башне (сборник)

Следы на мосту. Тело в силосной башне (сборник) - Рональд Нокс (1928)

Следы на мосту. Тело в силосной башне (сборник)
Найджел и Дерек, два-три кузена, с отрочества недолюбливавшие дружка друга, поехали на лодочную пробежку … с которой вернулся только одиный из них – Найджел. Милиция не верит его путаному рассказу о загадочном исчезновении Дилана и считает, что молодой индивидуум – убийца, неуклюже пытающийся сокрыть свое преступление. Но Фрэнк Бридон и его супруга Анджела отнюдь не склонны беспрекословно признавать Найджела грабителем. Что, если он не лжет и растворившийся Дерек поныне жив? А если и бездыханен, то почему в его смертитраницы непременно нужно винить племянника?.. Талантливый сыщик Майлз Бридон и его " профессор Ватсон в юбочке " – жена и секретарша Анджела – приготовились вежливо тосковать в загородном особняке недавних незнакомых, типичных нуворишей, силящихся освоиться в ществе. Однако их скукитраница быстро улетучилась, когда одного из визитёров, политика Уорсли, заметили мертвым в компостной башне во времечко шуточной погони на автомобилях. Убийство? Несчастный момент? Или все-таки циничное, расчётливое преступление?

Следы на мосту. Тело в силосной башне (сборник) - Рональд Нокс читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Ronald Knox

THE FOOTSTEPS AT THE LOCK

THE BODY IN THE SILO

Публикуется с разрешения наследников автора и литературных агентств United Agents LLP и The Van Lear Agency LLC.

© Lady Magdalen Asquith, 1928, 1933

© Перевод. Е.В. Шукшина, 2016

© Перевод. Н.В. Рейн, 2016

© Издание на русском языке AST Publishers, 2017

Примечание для читателей

В соответствии с духом «честной игры», очевидным в его декалоге, или десяти заповедях детективной литературы, автор вводит в повествование ряд дополнительных сведений ближе к концу романов и к развязке их сюжета, направляя читателя по цепочке подсказок.

Следы на мосту

Глава 1

Кузены

Постулат естественной этики, наделяющий человека правом перед смертью распорядиться своим имуществом, никто не оспаривает, однако же он немало озадачивает. Умирающему имущество уже ни к чему – ни родовые акры, ни тяжким трудом добытые тысячи, ни одно из посаженных им деревьев, кроме мрачного кипариса, не последуют за своим недолговечным владельцем. И тем не менее покуда правая рука и рассудок действуют слаженно, небрежный росчерк в конце завещания может обеспечить достаток бедняку, лишить наследства мота, а также во имя бесконечно разнообразных бесполезных или экстравагантных целей выбросить состояние на ветер. Самому человеку от этого проку никакого – правда, во время оно бытовала теория, что по ту сторону могилы человеку будет веселее, если он толково распорядится своими средствами здесь, но ее уже давно отменили, – итак, человеку от этого проку никакого, зато немалый для истомленных ожиданием племянников и племянниц, для обществ спасения на водах, кошачьих приютов, а также казны, которой жалкие налоги на наследство не дают дышать полной грудью. И все эти страждущие во власти умирающего. Однако же прописи единодушно уверяют нас, что от денег на свете больше вреда, чем пользы. Почему же мы предоставляем чинить этот вред тому, кого ex hypothesi[1] уже не будет, когда наступит черед последствий?

Подобные сомнения, чисто методологического свойства, порождало завещание сэра Джона Бертела, довольно заметного в свое время, то есть в последние годы правления королевы Виктории, адвоката. Вскоре после смерти великой монархини осмотрительный джентльмен, не испытывая политического зуда и не претендуя на титулы, ушел в отставку, предоставив своим сыновьям, Джону и Чарльзу, находившимся тогда в самом расцвете, полную свободу действий. Сэр Джон был крепкого корня, кроме того, неравнодушен к сельским усладам, так что унесли его не годы, а жестокая эпидемия инфлюэнцы, вспыхнувшая в 1918 году. К этому времени оба его сына уже сошли в могилу. Оба получили офицерский чин в 1915 году, оба два года спустя погибли. Жена Джона тоже умерла довольно давно, а привязанность старика к вдове Чарльза несколько охладела после того, как она вторично выйдя замуж, перебралась в Соединенные Штаты. А потому по завещанию, вокруг которого разворачивается эта история, основная часть его состояния, около пятидесяти тысяч фунтов, переходила к старшему внуку Дереку, а в случае смерти последнего – к сыну Чарльза, Найджелу.

Оставить комментарий