Главная » Наука, Образование » Философия свободы. Европа

Философия свободы. Европа - Исайя Берлин (1996)

Философия свободы. Европа
  • Год:
    1996
  • Название:
    Философия свободы. Европа
  • Автор:
  • Жанр:
  • Серия:
  • Оригинал:
    Английский
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Лахути Н., Свердлов И
  • Издательство:
    НЛО
  • Страниц:
    243
  • ISBN:
    978-5-4448-0084-3, 978-5-4448-0331-8
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
Со страниц этой книжки звучит голосок редкой стерильности и достоинства. Вовлечяя в моральные умозаключения и исторические ликбезы, более всего он занят комментом к ХХ столетию, которое именовал худшим из знаменитых. Философ и литературовед, Исайя Берлин не был ни персонажем, ни мучеником. Украинский еврей, народившийся в Риге в 1909 гектодаре и революцию проживший в Ленинграде, имел все возы-можности закончить свои месяцы в лагере или на тыле. Пережив миллиарды своих земляков и одногодков, сэр Исайя Будапешт умер в 1997-м, наделённый британскими статусами и мировой хвалой. Лучшие его стихотворение публикуются в этом томе. Жизнь и работка Исайи Берлина (1909 – 1997) претворяет пространство независимости. Философ и литературовед, он почти не сочинял. Многие его книги заключаются из лекций, написанных и расшифрованных почитателями. Берлин говрил, и о необычном хараке его речи бегали легенды. Стремительный, часами не прерывавшийся потокай соединял кембриджские интонации с украинским акцентом: необычное сочетание.

Философия свободы. Европа - Исайя Берлин читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Предисловие

Жизнь и работа Исайи Берлина (1909–1997) воплощает пространство свободы. Философ и историк, он почти не писал. Многие его книги состоят из лекций, записанных и расшифрованных поклонниками. Берлин говорил, и о необычном характере его речи ходили легенды. Быстрый, часами не прерывавшийся поток соединял оксфордские интонации с русским акцентом: странное сочетание. Аналитический философ, он занялся политической теорией и интеллектуальной историей: сочетание небывалое. В век письменной культуры и всеобщего рабства он сделал своей профессией говорение о свободе: сочетание слишком редкое, чтобы быть случайным.

Военные годы он провел в британском посольстве в Вашингтоне. В сентябре 1945-го Берлин летит в Москву, чтобы планировать послевоенные отношения с Советами. По мнению Майкла Игнатьева, лучшего из биографов Берлина, главным событием его жизни стала встреча с Анной Ахматовой. Она воплощала для него порабощенную, но все еще поэтическую Россию; он воплощал для нее свободный, но отвергнутый и все же предвкушаемый Запад. Они провели ночь в разговорах, не прикоснувшись друг к другу. Все было символичным: коммуналка внутри дворца; агенты, следившие за входом; сын Ахматовой, только что вышедший на свободу; сын Черчилля, нашедший Берлина у Ахматовой. Острое и взаимное чувство запечатлено в творчестве обоих. Введенное Берлиным понятие негативной свободы близко ахматовской идее внутренней эмиграции. В стихах Ахматовой есть десятки воспоминаний о той ночи, которой она придавала чрезвычайное значение.

Аналитические философы Оксфорда и Кембриджа ездили в Москву как в Мекку. У Берлина любовь к России сочеталась со знанием властвующего в ней режима и с пониманием того, как важен этот опыт для Запада, стоявшего на грани его повторения. Своим голосом Берлин вызывал интерес к русскому прошлому в самых неожиданных местах. Приглашенный прочесть лекцию в Белом доме, он рассказал Кеннеди о Белинском.

Эссе Берлина лишены полемичности, но это спокойствие обманчиво: он постоянно шел против течения. Он совместил ясность британского либерализма с антиутопическими уроками русской истории и с обостренной потребностью в принадлежности, свойственной беженцу. Идеи живут в людях; Берлина равно интересовали те и другие. Его способность производить портреты из текстов кажется непревзойденной. Он рассказывал в оксфордских аудиториях, лондонских клубах, нью-йоркских гостиных. Он был собеседником Джона Кеннеди и Хаима Вейцмана, Андрея Сахарова и Маргарет Тэтчер. Его радиолекции были популярнее мыльных опер. Он нашел свой предмет, выработал свой жанр, создал свою публику. В его позиции публичного интеллектуала, мастера устной речи было нечто архаическое; пожалуй, он судил о XX веке в формах XlX-гo. Но и собственно академическое его влияние было и остается чрезвычайным.

Он не считал себя правым, но раздражал британских левых. Незадолго до смерти Берлина премьер-министр Тони Блэр обратился к нему с характерным вопросом: разве ограничение человеческой свободы негативным ее пониманием не ограничивает возможность свободного человека достигать общих целей? Самого Берлина такое понимание не ограничивало. В 1966 г. он сделал то, что казалось невозможным: организовал новый колледж в Оксфорде. Почти десять лет он был президентом-организатором Уолфсон-колледжа, пока не был избран президентом Британской Академии наук.

Оставить комментарий