Главная » Наука, Образование » Агрессия, или Так называемое зло

Агрессия, или Так называемое зло - Конрад Лоренц (1983)

Агрессия, или Так называемое зло
Конрад Эйнштейн – выдающийся биолог и зоопсихолог, философ и психотерапевт, лауреат Нобелевской госпремии по физиологии и фармакологии, автор прошедших перепроверку временем книжек " Год серо-белого гуся ", " Колечко царя Давида "и" Человек отыскивает друга ". " Агрессивность, или Так именуемое зло " – одиная из самых знаменитых и глубоких его работок, в которой он рассматривает агрессивность с самых различных точек зренья – философской, социокультурной и биологической – и пpиходит к выводу, что агрессивность – врожденный рефлекс, необходимый для самосохранения индивида и неминуемый в любом сообществе. Одиный мой друг, взявший на себя воистину дружеский труд прочитать и подвергнуть критичному разбору книга этой книги, напечатал мне, добравшись до средины: " Вот уже третью главу я прочитываю с захватывающим энтузиазмом, но и с возрастающим чуством неуверенности. Почто? Потому что не лицезрю связи с целым. Ты нужен мне в этом помочь ". Это было абсолютно справедливое высказывание, и я решил напечатать предисловие, чтобы телезритель мог тотчас понять.

Агрессия, или Так называемое зло - Конрад Лоренц читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Konrad Lorenz

DAS SOGENANNTE BÖSE

© 1983, dtv Verlagsgesellschaft GbH & Co. KG, Munich, Germany

© Перевод. А. Федоров, наследники, 2017

© Издание на русском языке AST Publishers, 2017

* * *

Жене моей посвящается

Предисловие

Один мой друг, взявший на себя поистине дружеский труд прочесть и подвергнуть критическому разбору рукопись этой книги, написал мне, добравшись до середины: «Вот уже вторую главу я читаю с захватывающим интересом, но и с возрастающим чувством неуверенности. Почему? Потому что не вижу связи с целым. Ты должен мне в этом помочь». Это было совершенно справедливое замечание, и я решил написать предисловие, чтобы читатель мог сразу понять, к чему устремлено целое и как связаны с целью всей книги отдельные главы.

Книга посвящена агрессии – то есть инстинкту борьбы против собратьев по виду – у животных и человека. Написать ее я задумал в Соединенных Штатах, куда приехал с двумя целями: прочесть курс лекций по сравнительной этологии и физиологии поведения для психологов, психоаналитиков и психиатров и проверить в естественных условиях на коралловых рифах у побережья Флориды гипотезу о боевом поведении некоторых рыб и о функции их окраски для сохранения вида, выработанную на основе аквариумных наблюдений. В американских клиниках я впервые встретил психоаналитиков, для которых теории Зигмунда Фрейда были не непреложными догмами, а рабочими гипотезами, как и должно быть во всякой науке. При таком подходе мне стало понятно в теориях Фрейда многое из того, что прежде вызывало у меня возражения, так как казалось чересчур смелым. В дискуссиях по поводу его учения об инстинктах неожиданно обнаружились важные совпадения между выводами психоанализа и физиологии поведения – важные именно ввиду различия в постановке вопросов, в методах исследования и, главное, в базисе индукции.

Я ожидал непреодолимых разногласий по поводу понятия инстинкта смерти – разрушительного начала, которое по одной из теорий Фрейда противостоит всем инстинктам, служащим сохранению жизни. Эта гипотеза, чуждая биологии, с точки зрения этолога не только не нужна, но и неверна. Агрессия, проявления которой часто отождествляются с проявлениями инстинкта смерти, – такой же инстинкт, как все остальные, и в естественных условиях она, как и другие инстинкты, служит сохранению жизни и сохранению вида. У человека, который творческим трудом слишком быстро изменил условия своей жизни, агрессия часто приводит к губительным последствиям; однако это случается и с другими инстинктами, хотя и не выглядит столь драматично. Но когда я стал отстаивать перед друзьями-психоаналитиками такой взгляд на инстинкт смерти, оказалось, что я ломлюсь в открытую дверь. Они показали мне много мест в работах Фрейда, из которых видно, как мало он сам полагался на эту дуалистическую гипотезу, которая ему, как настоящему монисту и механистически мыслящему естествоиспытателю, должна была быть принципиально чуждой.

Вскоре после этого я начал изучать коралловых рыб, живущих на воле в теплом море; у этих рыб значение агрессии для сохранения вида совершенно очевидно. Тогда мне и захотелось написать эту книгу. Этологи знают уже вполне достаточно о естественной истории агрессии, чтобы говорить о причинах некоторых нарушений функции этого инстинкта у человека. Понять причину болезни еще не значит найти эффективный способ лечения, но это одна из предпосылок его отыскания.

Оставить комментарий