Главная » Проза » Да будет воля моя

Да будет воля моя - Дженнифер Бенкау (2017)

Да будет воля моя
  • Год:
    2017
  • Название:
    Да будет воля моя
  • Автор:
  • Жанр:
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Иван Немичев
  • Издательство:
    Клуб Семейного Досуга
  • Страниц:
    40
  • ISBN:
    978-617-12-4067-4
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
Дерия прожила в браке 14 гектодаров. Но она не любила своего супруга даже тогда, то в церкви сознаелась заветное "да". Теперь она – разведенная девушка с депрессией и огорчением в жизни. Все эти годы Дерия проживала воспоминаниями о отроческой любви. Конрад был старше нее, и, кажется, она ещё помнит их второй школьный поцелуй … Намедни прошлое возращается к ней не только в мыслях: Дерия провожает Якоба, и теперь, после долгих гектодаров страданий, она вновь готова быть счасливой. Но что-то не так … Исчезновение Якоба принуждает женщину ощущать страхи: у нее появляется ощущение, что за ней надзирают. Может, это новоиспечённый муж? Или ее воображенье? " Я не часто припоминал ее, но если уж такое случалось, то мне с трудом уда-лось выбросить из головы мыслишки о ней. Она стала мертвецом, который меня преследовал и лишь издевательски улыбался в ответ на мои потуги избавиться от него. Она завсегда возвращалась ко мне тогда-то, когда я ужо надеялся, что позабыл ее. И вот тогда возникала она. Достаточно было всего на миод утратить внимательность."

Да будет воля моя - Дженнифер Бенкау читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

© Bastei Lübbe AG, Köln, 2017

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», 2017

* * *

VII

Я не часто вспоминал ее, но если уж такое случалось, то мне с трудом удавалось выбросить из головы мысли о ней.

Она стала призраком, который меня преследовал и лишь издевательски ухмылялся в ответ на мои попытки избавиться от него. Она всегда возвращалась ко мне тогда, когда я уже надеялся, что забыл ее. И вот тогда появлялась она. Достаточно было всего на миг утратить бдительность. Стоило только прикрыть глаза, как она тут же появлялась, будто садилась рядом. Она улыбалась, показывала кровь и смерть и выкрикивала мое имя.

В такие мгновения казалось, что мир собрал все горести и несчастья в один комок и в таком сконцентрированном виде натравил их на меня. Я стоял перед лицом своей беды, словно артист под светом прожекторов. Целыми ночами я лежал без сна, заставляя тело оставаться в постели, – мне казалось, что я лежу в камере, а в это время тюрьму заполняют водой или крысы обгрызают мне ногти на руках и ногах. Я лежал под одеялом, даже когда пот катил с меня ручьями, и продолжал борьбу до тех пор, пока не всходило солнце.

Я точно знал, что достаточно только раз проявить слабость и взять телефон или засесть за компьютер, чтобы начать искать ее. Найти ее было бы несложно, но вместе с ней я нашел бы и то, что она обещала в кошмарных снах, – кровь, леденящий ужас, смерть.

Мне можно было и не надеяться, что это останется сном. Это было обещанием. Предсказанием и угрозой.

Один раз мне не удалось избежать контакта с ней. Он был односторонним, она ничего не знала и, наверное, так никогда и не узнала о нем. И тем не менее я долго боялся, что чем-то выдал себя и теперь она сможет меня найти.

Уже не помню, какой это был год, помню лишь свое тогдашнее настроение. Вашингтон казался депрессивным и угрюмым, виноватым в этом, без сомнения, было политическое положение, но мы все списывали на погоду, ведь о ней было легче говорить. Стоял конец лета, уже чувствовалось приближение осени, и люди боялись зимы еще до того, как она наступила. Между двумя интервью я случайно встретил в гостинице женщину, которая знала ее, и на секунду потерял осторожность. Мы сели за столик у окна в баре отеля, выпили по бокалу вина. Завели светскую беседу. А затем я спросил о ней. Как у нее дела. Вроде бы совершенно невинный вопрос. Но я думал о крови, смерти и ледяном ужасе.

Женщина вздохнула так, словно это был вздох из могилы. Показалось, что у нее было так же мало желания говорить о ней, как и у меня, но она была слишком вежливой, чтобы оборвать разговор, а я на какой-то момент стал слишком фаталистичным.

Женщина сказала, что она одинока. И еще что-то, о чем я позже забыл, потому что это не имело никакого значения. Женщину, казалось, это задело, она вдруг стала очень печальной, хотя знала ее всего лишь поверхностно.

– Как жаль, – все время повторяла она.

Одинока. Одна. Это объясняло все. Вот в чем была причина, вот почему время от времени она приходила ко мне и делилась со мной картинами, которые навязывала мне. Кровь, смерть и… Да вы уже знаете. Она должна была со всем этим прийти ко мне: для нее существовал только я.

Я заметил, что это вполне в ее духе, что она всегда была одинокой. Я попытался быть вежливым, чем-то развеселить эту печальную женщину и сказал, что если одиночеству когда-нибудь захочется получить новое имя, то оно возьмет себе имя «Дерия», а ей отдаст свое.

Попытка была честной, но явно неуклюжей – и без того печальная женщина стала еще печальнее, а за окном среди потоков дождя появился снег.

Позже я подумал, что не надо было обмениваться именами. Одиночество просто должно было взять себе имя Дерии. А самой Дерии вообще не нужно было имя. Все равно уже не осталось никого, кто мог бы назвать его.

Никого, кроме меня.

Когда-нибудь мне придется вернуться к ней.

Глава 1

Оставить комментарий