Главная » Фантастика и фэнтези » В каждом сердце – дверь

В каждом сердце – дверь - Шеннон Макгвайр (2016)

В каждом сердце – дверь
В дебрях гулких лесов расположена негосударственная школа Джулий Уэст для сложных подростков. Вот только их "тяготы" далеки от обыдённых проблем: каждый воспитатель побывал в другом мире, который полагает своим подлинным особняком и мечтает сюда вернуться. Главное – неуспеть отыскать свою "дверка" до того, как станешь слишком подростком … или сойдешь с рассудка. Сами девочки на досудебные собеседования не пpиходили никогда. Пpиходили родители, регенты, растерянные племянники и сестры, всей душенькой желающие подсобить, но не представляющие, как. Для самих грядущих учениц это было бы чересчур тяжело – сидеть и выслушивать, как родные, cамые любимые, cамые близкие в мирке люди (в этом мирке, во всяком случае) именуют их воспоминания вздором, приключения – выдумками, а всю их жизнь – какой-то не поддающейся излечению болезнью. К тому же, если бы девчушки впервые увидали Элеанор такой – одёжа в сдержанной серо-лиловой палитре, с такой же строгой причёской флегматичной немолодой тетушки, какие и информационный амтериализуются.

В каждом сердце – дверь - Шеннон Макгвайр читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Seanan McGuire

Every Heart A Doorway

© 2016 by Seanan McGuire

© О. Полей, перевод на русский язык, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *

Для необычайных

Часть I. Золотые деньки

Жила-была девочка

Сами девочки на предварительные собеседования не приходили никогда. Приходили родители, опекуны, растерянные братья и сестры, всей душой желающие помочь, но не представляющие, как. Для самих будущих учениц это было бы слишком тяжело – сидеть и слушать, как родные, самые любимые, самые близкие в мире люди (в этом мире, во всяком случае) называют их воспоминания бредом, приключения – фантазиями, а всю их жизнь – какой-то не поддающейся лечению болезнью.

К тому же, если бы девочки впервые увидели Элеанор такой – одежда в сдержанной серо-лиловой гамме, с такой же строгой прической флегматичной пожилой тетушки, какие и бывают-то разве что в детских сказках, – вряд ли после этого они прониклись бы доверием к ее школе. Настоящая Элеанор была совсем другая. Ни к чему им слушать, как она будет разговаривать с родителями, как будет убеждать их со всей серьезностью и откровенностью, что ее школа поможет бедным заблудшим овечкам излечиться от всех отклонений в психике. Возьмет сломанных детей в починку и вернет обратно целыми.

Разумеется, все это была ложь, но будущим ученицам неоткуда было это знать. Поэтому Элеанор проводила беседы с законными представителями несовершеннолетних с глазу на глаз и отыгрывала свою роль с уверенностью и мастерством прирожденной мошенницы. Если бы вдруг все эти опекуны вздумали собраться вместе и сличить записи их бесед, то увидели бы, что сценарий давно отработан и тщательно смазан, как надежное оружие – потому что это и было ее оружие.

– Мы имеем дело с редким, но не уникальным психическим расстройством. Оно проявляется у юных девушек, когда они подходят к той черте, за которой девочка превращается в женщину, – говорила она, глядя прямо в глаза отчаявшимся, подавленным родственникам очередной юной бродяжки. В тех редких случаях, когда приходилось иметь дело с родителями мальчика, текст речи слегка менялся, но не более, чем того требовала ситуация. Элеанор оттачивала эту программу годами и умела играть на родительских страхах и надеждах. Они желали своим подопечным только добра – так же, как и она. Вот только понятия о том, что же такое «добро», у них совсем не совпадали.

Родителям она говорила:

– Это все галлюцинации – возможно, смена обстановки пойдет на пользу.

Дядюшкам и тетушкам она говорила:

– Вашей вины тут нет, а я, вполне вероятно, сумею все исправить.

Бабушкам и дедушкам она говорила:

– Позвольте мне помочь вам. Прошу вас, позвольте мне помочь.

Не всех удавалось убедить, что закрытая школа – это лучший выход. Примерно каждая третья ученица ускользала от Элеанор, и это было грустно: теперь этим девочкам придется в жизни гораздо труднее, а ведь их можно было спасти. Зато как сердце радовалось за тех, кого поручали ее заботам. Пока они с ней – это значит, что с ними рядом есть хоть кто-то понимающий. Даже если им никогда не представится возможность вернуться домой – здесь у них всегда будет кто-то понимающий и общество сверстников, таких же, как они, а это само по себе бесценно.

День за днем Элеанор Уэст старалась дать этим детям то, чего была лишена сама, и надеялась, что когда-нибудь заслужит этим право вернуться домой.

1. Здравствуй, дом, прощай, дом

Оставить комментарий