Лорд Теней - Кассандра Клэр (2017)

Лорд Теней
Эмма Карстэйрс наконец разучилась отомстить за смерть родителей. Она размышляла, что после этого ей станет лёгче, но ее надежды не несбылись. Ее жизнь усложняется ещё и тем, что ей приходится разрываться между своими чуствами к своему парабатаю Джулиану и устремлением защитить его от ужасных последствий, которыми угрожает любовная связитраница между парабатаями. Хрупкое соглашение между Сумеречными охотниками и жителями Нижнего мирка вот-вот нарушится. Герцог Неблагого Двора не намеривается больше подчинляться требованиям Сумрачных Охотников. Эмма, Джулиан и Мартин ищут метод защитить все, что им дорогой. Пока это ещё можно исделать … Кит только недавно узнал, что такое цеп, а теперь-то целая вязанка цепов торчала у него над головой, блещущая, острая и страшно опасная. Когда-либо прежде он не лицезрел ничего, хотя бы отдаленно непохожего на оружейную в Университете Лос-Анджелеса. Стенетраницы и полы были облицованы искристо - белым гранитом, а по всему холлу через равные промежутки высились гранитные оазисы, придавая всему помещенью сходство с фотовыставкой оружия и нагрудников.

Лорд Теней - Кассандра Клэр читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Copyright © 2017 by Cassandra Clare, LLC

Jacket design by Russell Gordon

Jacket photo-illustration copyright © 2017 by Cliff Nielsen

© М. Моррис, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *

Часть первая

Страна грез

СТРАНА ГРЕЗ

Тайною дорогой трудной,

Мучим адом беспробудно,

Где двойник мой, Эйдолон,

Занял Ночи черный трон —

В эти земли, что едва ли

Сумрак бездны покидали,

Я явился – в дикий сон

Без границ и без времен.

Бездонные долы, моря бесконечные,

Пещеры, расселины, чащи предвечные:

От смертного взора укрытое чудо

Росой, чья завеса простерлась повсюду.

И горы глядятся в безбрежные воды,

Чью суша вовек не стесняла свободу,

Чьи волны упорно главы воздымают

Туда, где огонь небеса опаляет.

Бескрайних озер, где и дна не сыскать,

Так одинока и мертвенна гладь,

Так безмятежна и так холодна —

Лилии снежной белее она.

Там, в краю озер бескрайних,

Одиноких вод печальных,

Мертвенных и безмятежных,

Как бутоны лилий снежных,

Где приречные утесы

Шепчут вечно, безголосо,

В серой чаще, в топи сонной,

Царстве жабы и тритона,

Под скалою – там, где омут

Для чудовища стал домом —

И везде, где скорбь и страх

Окружают мрачный прах —

Там увидит странник праздный

Память в саванах ужасных,

Тени, что с печальным стоном

Проплывают обреченно —

Призраки родных и милых,

Взятых Небом и могилой.

Чьим утратам несть числа —

Там ему не ведать зла!

Дух, что тенью осенен —

Там найдет блаженство он!

Но скиталец, выйдя в путь,

Не посмеет заглянуть

Недостойным плотским оком

Под покров, хранимый роком.

Так велел Владыка здешний,

Смежив веки смертных грешных;

Лишь сквозь темное стекло

К скорбным знанье снизошло.

И дорогой тайной, трудной,

Мучим адом беспробудно,

Из земель, где Эйдолон

Занял Ночи черный трон —

Под свой кров я возвратился,

С бездной сумрачной простился.

Эдгар Аллан По

1

Мертвенна гладь

Кит только недавно выяснил, что такое цеп, а теперь целая связка цепов болталась у него над головой, сверкающая, острая и смертельно опасная.

Никогда прежде он не видел ничего, хотя бы отдаленно похожего на оружейную в Институте Лос-Анджелеса. Стены и полы были облицованы серебристо-белым гранитом, а по всему залу через равные промежутки возвышались гранитные островки, придавая всему помещению сходство с выставкой оружия и доспехов. Тут были шесты и булавы; хитроумно устроенные трости, ожерелья, ботинки и пуховики, в которых скрывались узкие и плоские, метательные и колющие клинки; сюрикены, сплошь покрытые жуткими шипами, и арбалеты всех видов и размеров.

Гранитные островки были завалены сияющими орудиями, выточенными из адаманта: похожего на горный хрусталь материала, который Сумеречные охотники добывали в шахтах, и который они одни умели превращать в мечи, кинжалы и стила. Но Кита гораздо больше заинтересовала полка с кинжалами.

Не то чтобы Кит питал особое желание научиться драться на кинжалах – ничего такого, что выходило бы за рамки обычного подросткового интереса к боевому оружию, да и то, тогда бы он скорее выбрал автомат или огнемет. Но кинжалы сами по себе были произведениями искусства, с золотыми рукоятями, инкрустированными драгоценными камнями – голубыми сапфирами, рубиновыми кабошонами, свивавшимися в сверкающий узор платиновыми шипами, выложенными черными алмазами.

Оставить комментарий