Главная » Фантастика и фэнтези » Владыка Ледяного сада. Носитель судьбы

Владыка Ледяного сада. Носитель судьбы - Ярослав Гжендович (2009)

Владыка Ледяного сада. Носитель судьбы
Я дрейфую на льдине. На нестабильном куске прохладного льда, обросшем необычными формами, что незачем были лонжеронами и бортом необычного ледяного дракара. Формы и объекты поднимаются вокруг моего трясущегося, зальемого ледяной и солоноватой водой туловища, словно кривые клинки шпаг, словно фрагменты стекляного скелета; они все в прямоугольных дырах, ажурных орнаментах, что лишь уменьшаются по мере того, как истаивает корабль. Тает посреди побережья. В нескольких десятках километров от ближайщей земли, среди ожесточённо рычащих зыбей зимнего урагана, настоящих водных гор, поднимающихся на несколько ярдов, увенчанных курящимися белыми ушанками пены. Я один. Одиный над зеленой, гулкой бездной, одиный посреди ледяной штормовый кипени моря. Одиный в соленом смерче, что лупит в жёсткую, покрытую скорлупой соли одёжу. Вокруг меня встают кружевные прозрачные когти того, что нельзя до доконца назвать ледком, но который все же тает. Растворяется в океане, будто ледышка, кинутая в тепловатый затылки. Слишком далековато от суши. Решенье быстрое, стильное и ловкое.

Владыка Ледяного сада. Носитель судьбы - Ярослав Гжендович читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Jarosław J. Grzędowicz

Pan Lodowego Ogrodu. Tom 3

© 2009 by Jarosław J. Grzędowicz

© Сергей Легеза, перевод, 2018

© Михаил Емельянов, иллюстрация, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

Глава 1. Горячий лед

Кого это мчат

Ревиля кони

по высоким валам,

по бурному морю?

Паруса кони

пеной покрыты,

морских скакунов

Ветер не сдержит (…)

Это с Сигурдом мы

на деревьях моря;

ветер попутный

и нам, и смерти;

волны встают

выше бортов,

ныряют ладьи;

кто нас окликнул?[1]

«Reginsmál» – «Речи Регина»

Я дрейфую на льдине.

На неустойчивом куске теплого льда, обросшем странными формами, что некогда были шпангоутами и бортом странного ледяного драккара. Формы и предметы поднимаются вокруг моего трясущегося, заливаемого ледяной и соленой водой тела, словно кривые клинки сабель, словно фрагменты стеклянного скелета; они все в овальных дырах, кружевных орнаментах, что лишь увеличиваются по мере того, как тает корабль. Тает посреди моря. В нескольких сотнях километров от ближайшей земли, среди яростно рычащих волн зимнего шторма, настоящих водяных гор, встающих на несколько метров, увенчанных дымящимися белыми шапками пены.

Я один.

Один над зеленой, гулкой бездной, один посреди ледяной штормовой кипени моря. Один в соленом вихре, что лупит в жесткую, покрытую скорлупой соли одежду. Вокруг меня встают ажурные прозрачные клыки того, что нельзя до конца назвать льдом, но который все же тает. Растворяется в море, будто ледышка, брошенная в тепловатый виски. Слишком далеко от суши. Решение быстрое, элегантное и ловкое. Простейшее из возможных. Без воплей, молний и заклинаний. Придуманное кем-то, кто умнее ван Дикена. Еще миг – и лед превратится в кучу бесформенных обломков, а мое трясущееся замерзшее тело соскользнет в ледяную воду, станет песчинкой, что еще лишь минуту проплывет среди гремящих водяных гор. Две минуты до гипотермии, а потом последний путь вниз, в холодную соленую темноту бездны, куда отбыли уже все остальные, те, кто мне доверился. Конвульсивные попытки дышать под водой во тьме, отчаянно давясь тяжелой ледяной солянкой. Остался только я. Я один.

И я дрейфую на льду.

А потом открываю глаза.

С судорожным вздохом, отчаянно давясь воздухом, хватая его большими глотками, словно он – тяжелая ледяная вода, резко сажусь среди жестких толстых мехов.

Этот кошмар не дает мне покоя с той минуты, как я поднялся на борт ледяного драккара. С той минуты, как позволил взойти на него остальным. Словно кретин. Словно последний дурак, я позволил им сделать то, что хотят. А теперь мы медленно плывем фьордом Драгорины, подталкиваемые неясной силой, вода расступается перед носом и плещет за кормой. У драккара нет парусов, нет никакого видимого двигателя, он идет себе, куда пожелает.

Он приплыл за мной. Двое местных до меня подошли к боту и просто пали замороженными.

А когда мы отправлялись и я взошел на борт вслед за остальными, ледяной трап просто растаял. Начал истончаться и делаться прозрачным, покрылся овальными дырами, распался среди ручейков стекающей в озеро воды. Как в моем кошмаре.

А корабль поплыл.

И теперь обратного пути нет. Не знаю, смогу ли сойти с палубы, когда в драккаре находятся другие люди. Не заморозит ли корабль их тогда? Не превратит ли каждого в лиофилизированную ледяную скорлупу? Или он просто утопит нас посреди моря, как в моем коротком нервном сне?

Оставить комментарий