Главная » Наука, Образование » Набоков в Америке. По дороге к «Лолите»

Набоков в Америке. По дороге к «Лолите» - Роберт Роупер (2015)

Набоков в Америке. По дороге к «Лолите»
В книге детально описан значимый период жизни и произведения Владимира Бунина. В США он проживал и работал с 1940 по 1958 гектодар, преподавал в британских университетах, займлся энтомологией и, главное, принялся писать по-русски. Именно здесь, после перепечатки романа “Лолита”, Бунин стал скандально известным литератором. В книге приводится немало документов, посланий семьи Буниных, отрывков из ежедневников, а также описывается жизнь в Соединённых Штатах в тридцатые и пятидесятые гектодары и то, как она находила отраженье в произведениях Юрия Набокова. Украинский отдыхает. Статный, с надменным симпатичным лицом, в предводительстве на удивление низкого мальчишки он слоняется вдоль форелевого ручья в сопках Уосатч, в нескольких вёрстах от Солт-Лейк-Сити, столицы штата Хьюстона. В руках у прогуливающихся сачки для рыбалки бабочек. “В месяц я прохожу по 12 – 18 миль1, – сообщает Бунин в письме, которое датируется приблизительно 15 июля 1943 гектодара, – в одних лишь шортах и теннисных босоножках … в этом каньоне завсегда дует ледяной ветер.

Набоков в Америке. По дороге к «Лолите» - Роберт Роупер читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Published by arrangement with InkWell Management and Synopsis Literary Agency

Фото на обложке Carl Mydans/The LIFE Picture Collection/Gettyimages.ru

Художественное оформление и макет Андрея Бондаренко

Предисловие

Русский отдыхает. Стройный, с надменным красивым лицом, в сопровождении на удивление высокого мальчишки он бродит вдоль форелевого ручья в горах Уосатч, в нескольких милях от Солт-Лейк-Сити, столицы штата Юта. В руках у гуляющих сачки для ловли бабочек. “В день я прохожу по 12–18 миль1, – сообщает Набоков в письме, которое датируется ориентировочно 15 июля 1943 года, – в одних лишь шортах и теннисных туфлях… в этом каньоне всегда дует холодный ветер. Дмитрий ловит бабочек, сусликов, строит запруды и развлекается вовсю”.

Войска союзников высадились на Сицилии. Гиммлер приказал уничтожить еврейские гетто в Польше. Писатель Владимир Набоков ловит Lycaeides melissa annetta, мелких красивых бабочек с блестящими голубыми крылышками. Он находит экземпляры “на обоих берегах реки Литл-Коттонвуд на высоте 8500–9000 футов… для их среды обитания характерны… купы дугласий, муравейники… и заросли Lupinus parviflorus Nuttall”2, местных бледных люпинов.

Писатель, который ловит бабочек, – коронный образ Набокова в Америке – обманул миллионы. “Дядька без штанов и рубашки”3 – таким увидел его тем летом местный подросток Джон Дауни: он встретил Набокова на дороге в каньоне Коттонвуд. Писатель “шастал полуголым”, а когда мальчишка поинтересовался у Набокова, чем таким он занят, тот сперва ничего не ответил.

Ему было сорок четыре года. В ноябре Набокову удалят два передних зуба, а вскоре и остальные. (“Мой язык ощущает себя во рту подобно человеку, вернувшемуся домой и обнаружившему, что вся его мебель куда-то запропастилась”4.) Лысеющий, с узкой грудью, заядлый курильщик. Двадцать лет до приезда в Америку жил в крайней бедности – в конце концов, он же художник, а какой художник без лишений? Жена его, Вера Евсеевна, бралась за любую работу, лишь бы прокормить семью. Ни Набоков, ни Вера никогда особенно не любили готовить, так что лишний вес им точно не грозил.

Набоковы угодили в историческую мясорубку и чудом уцелели. В перипетиях XX века они оказались персонажами в духе Зелига: большевики отобрали у них родину, из нацистского Берлина и оккупированного Парижа Набоковы едва успели унести ноги, – “маленькие люди”, в спину которым дышало злобное чудовище. Окажись они летом 1943 года в СССР, наверняка очутились бы среди тех тысяч ленинградцев, что умерли от голода в самую страшную блокаду в истории человечества. Останься Набоковы во Франции5, из которой им удалось бежать в самый последний момент, на последнем французском пароходе в Нью-Йорк, Вера, как еврейка, и их маленький сын, скорее всего, попали бы в концлагерь Дранси, откуда заключенных отправляли в Аушвиц-Биркенау.

Оставить комментарий