Знак Сокола - Хван Дмитрий Иванович (2011)

Знак Сокола
Годы, проведенные научно-исследовательской экспедицией, пропавшей в далеком прошлом, шли один за другим. Несмотря на все трудности люди не упали духом, и построенное ими посреди сибирской тайги общество окрепло настолько, что дала о себе знать не только на многих сотнях километров окрест, но и в Европе и в Азии. Люди Соколова принимают у себя переселенцев с Руси, в попытках встроить их в свое общество. Ангарские послы посетили Датское королевство, Московское царство и Курляндское герцогство, проникли в Корейское государство. Благодаря развитым технологиям ангарцы теперь могут предложить свою помощь и новым союзникам. На реке Сунгари продолжаются периодические схватки с маньчжурами, нередко перерастающие в сражения. Не всё тихо и в забайкальских степях — вассалы Цин проверяют на прочность первые городки ангарцев на Селенге. Пока маньчжуры не принимают русских всерьез, воспринимая воинов князя Сокола за северных варваров. Сама же империя Цин крепко засела в Китае, впереди битва за Пекин и завоевание Китая. Благодаря этому у ангарцев есть возможность перевеса в противостоянии с сильным соседом. Вот только согласны ли маньчжуры предоставить его?

Знак Сокола - Хван Дмитрий Иванович читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Зерно жизни (Книга 3)

Аннотация:

Глава 1

Дания, остров Зеландия.

Родовой замок семьи Нильсен, деревня Нэствед. Ноябрь 7150 (1642).

Пётр Карпинский, ангарский посол.

Наконец настал день, когда Матс, этот старый капитан королевского флота, заскочил к нам и, словно мальчишка, с восторгом сообщил о том, что сам Ганнибал Сехестед, статхолдер Норвегии, желает принять нас в копенгагенском замке Русенборг. Приятная новость, чёрт возьми! Последний месяц мы жили в поместье семьи Нильсена, куда он меня уговорил переехать из Копенгагена в одну из наших встреч. Небольшая деревушка, отстоявшая на юг от столицы километров на двадцать-двадцать пять, поначалу показалась мне земным раем. Тишина, покой и отдохновение в провинциальной глуши. Матс горделиво называл своё имение замком, но мне это небольшое двухэтажное строение из потемневшего от времени камня с одним флигелем и невысокой башенкой, окружённое низеньким каменным забором, напоминало небольшую церквушку. Не хватало лишь креста на башенке. Хотя, не спорю, построено было на совесть, да и жилище это навевало мысли о благородных предках Нильсена. К сожалению, погода нас не баловала. Похоже, она соблюдала своеобразную гармонию – серый камень замка, серая земля вокруг, серые лица крестьян и серое небо вверху. Дожди меня-то замучили, почти не появлявшегося вне замкового двора, вымощенного камнем. А что говорить о нижегородцах, коих наши морпехи решили озаботить физической подготовкой! Каждодневные пробежки до дальнего леса, гимнастика и азы борьбы самбо под аккомпанемент накрапывающего дождя – не каждому такое по плечу. Местные смотрели на это с недоумением, многие осуждающе качали головами и показывали на моих мужиков пальцами, обсуждая причуды чужаков. А священник здешней церквушки и вовсе волком смотрел, но, слава Богу, никаких воплей о нечистой силе от него слышно не было. Только деревенские детишки с любопытством и смехом наблюдали за тем, как странные бородачи с утра пораньше выбегают из замка Нильсенов и бегут по грязи к лесу, а потом, как умалишённые махают руками и ногами, стараясь делать это в унисон. Они, бывало, и сопровождали ангарцев в их пробежках, покуда не получали пару затрещин, будучи пойманными своими недовольными мамашами.

Я же почти всё время проводил в изучении датского языка, используя модный метод полного погружения в языковую среду. Я надеялся, что у меня получится. Ведь с английским в своё время я справился после школы довольно легко. Вот только сейчас многое подзабыл, не тренируя память общением. После английского языка, кстати, датский показался мне весьма сложным. Сказалась та англоязычная среда, которую в нашем прежнем мире создали СМИ, поп-культура и Интернет. На слух датский несколько схож с немецким, который я непродолжительное время успел поучить в школе. Вскоре, с подачи родительского комитета язык Канта и Гёте заменили прогрессивной американской жвачкой. Так что из немецкого я помнил только расхожие фразы из советских кинофильмов про Великую Отечественную.

Оставить комментарий