Икар - Альберто Васкес-Фигероа (1998)

Икар
  • Год:
    1998
  • Название:
    Икар
  • Автор:
  • Жанр:
  • Оригинал:
    Испанский
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Т. В. Родименко
  • Издательство:
    РИПОЛ Классик
  • Страниц:
    13
  • ISBN:
    978-5-386-08135-5
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
Драматичная и занимательная, основанная на действительных событиях предыстория освоения одиного из самых таинственных мест на галактике — венесуэельской Гвианы, где располагаются древние столовые сопки тепуй, вершины которых до сих пор таят секретики … Легендарный британский летчик Билл Энджел приезжает в Гвиану в искателях золота и бриллиантов, найденных давно на одной из высокогорных вершин. Он отважен, находчив и неутомим. Какие испытанья ему предстоит пройдать, чтобы сделать былью свою давнишнюю мечту? Впечатляющий, захватывающий кинороман о выживании индивидуума в экстремальных условьях, на пределе его способностей. " День возобновился совершенно чудесно для трехлетнего Джека Краснова. Особо-то напрягаться на факультативах не пришлось, и Чарли смог вволю поразмышлять насчет "Корв",а особенно насчет Боба Рида, перед которым он восхищался. Во-вторых, вечером Дворец обещал повести его на чемпионат и они должны были побежать вдвоем, а Чарли больше всего на луче любил бегать на игры с неучастием "Никс" втроём с Домом.

Икар - Альберто Васкес-Фигероа читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Alberto Vázquez-Figueroa

Iсaro

© Alberto Vázquez Figueroa, 1998

© Перевод. Родименко Т. В., 2015

© Издание на русском языке, перевод на русский язык, оформление. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2015

Эл Вильямс, Джон МакКрэкен, Джимми, Вирджиния и Мэри Эйнджел, Дик Карри, Феликс Кардона, Густаво Генри по прозвищу Веревка и Мигель Дельгадо – реальные люди.

В этой книге мне хотелось прикоснуться к их почти невероятной истории.

Часть первая

Стая красных ибисов вспорхнула с дерева.

По зеленому покрову сельвы словно заскользили языки пламени.

Ибисы устремились на север.

Навстречу им летели грузные белые цапли, и в какое-то мгновение пути их пересеклись.

Красные ибисы пролетели выше, длинноногие белые цапли – под ними, почти задевая кроны деревьев.

Зеленый, красный, белый, а добавить сюда где желтые, где фиолетовые пятна распустившихся орхидей, – и все вместе сливается в пестрый ковер под голубыми небесами. А там, в вышине, в этот час ни облачка.

Ни тени ястреба.

Или орла.

Даже самуро[1].

Тишь да гладь.

Покой и в небесах над сельвой, и на поверхности широкой реки, которая течет себе, извиваясь, не ведая иных забот, кроме как отражать солнечные лучи, посылая их на пролетающих над водой цапель и ибисов.

Царство света, мира и цвета в ста метрах от земли.

А ниже, где широкие листья деревьев начинают просеивать яркий свет, льющийся сверху, и каждому лучу приходится пробиваться самостоятельно, в тщетной попытке коснуться земли, картина совершенно меняется: свет с каждым метром уступает место мраку, цвет – оттенкам тускло– и густо-серого, а покой обманчив, ибо повсюду таятся смерть и насилие.

Бурая, цвета гниющих листьев и остатков плодов, топь, в которую стараниями бесчисленных дождей превратилась почва джунглей, на какое-то мгновение расцветилась блестящими красными и черными кольцами: это бесшумно проползла ядовитая коралловая змея – и тут же исчезла в трухлявом нутре уже много лет как мертвого дерева.

Тукан следил за ней, почти не поворачивая головы.

Рыжебородый ревун[2] в тревоге метался на ветке.

Ленивец[3] решил-таки передвинуть на несколько миллиметров свои мощные когти, чтобы, зацепившись за ветку, продолжить свое неспешное восхождение к далекой кроне арагуанея[4].

Приползли тучи.

И зарядил дождь.

И зазвучала вековечная песня леса, неутомимое «бум-бум» миллионов крупных капель воды, барабанящих по листу. Скатившись по нему, они падали в пустоту, ударялись о следующий лист, вновь скатывались и устремлялись вниз – и так на протяжении пятидесяти или шестидесяти метров: их путь к заболоченной земле мог прерываться до бесконечности.

Каждый удар сам по себе был едва слышен, зато их оркестр – самый большой на свете – оглушал лесных обитателей.

А тут еще гром.

И удар молнии.

И треск рухнувшего исполина, который целое столетие тянулся к небу, а она свалила его в мгновение ока.

Вода.

И снова вода.

Воды все больше и больше.

В реке.

В месиве под ногами.

В воздухе.

Вода пропитала кожу, все тело и кости.

Шлепанье босых ног по грязи, хруст веток, хлопанье крыльев всполошенных попугаев – и вот из-за толстого самана[5] появился, тяжело дыша, промокший человек. Пробормотав что-то сквозь зубы, он остановился передохнуть.

Тощий, кожа да кости, воспаленные, глубоко запавшие глаза, ноги в загноившихся язвах – ну прямо живые мощи, прикрытые лохмотьями. Того и гляди упадет лицом в грязь и испустит дух прямо здесь, в самой чаще леса.

Но он не упал.

Он лишь прислонился спиной к саману и задрал голову, чтобы сориентироваться, и это в сельве, где взглядом зацепиться просто не за что.

Возьми любое дерево: оно ничуть не приметнее соседнего.

Оставить комментарий