Главная » Фантастика и фэнтези » Тайна дома с часами

Тайна дома с часами - Джон Беллэрс (1973)

Тайна дома с часами
Десятилетний Скотт и не подозревал, что его ожидает при переезде в загадочный особняк под номерком 100 по Хай-стрит. Дядя Дэвид и его добрая подружка миссис Циммерман гостеприимно приняли мальчугана, но Льюиса не покидает ощущенье, что дом с башенкой скрывает какую-то сумрачную тайну. Почему в доме много часов? И почему дядя Дэвид бродит каждую ночку, то и дело выключая их? " Льюис Барнавельт ёрзал и обтирал небритые руки о сидение рычащего троллейбуса, следующего до Нью-Зибиди. На дворе стоял прохладный летний вечерок 1948 года. Здесь, за окнами троллейбуса, порывисто выл ветер. Сквозь неплотное стекло Скотт наблюдал, как под солнечным светом колышутся деревца. Он взглянул на свои лиловые брюки из рубчатого жакета, из тех, что шуршат во время хотьбы. Затем разгладил волосы, усаженные гелем и расчёсанные на прямой пробор. Ладошка стала масленой, и Льюис, долго думая, обтёр ее о сиденье. Губки его шептали одиную из молитв, которые прочитывают алтарники "

Тайна дома с часами - Джон Беллэрс читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

John Bellairs

THE HOUSE WITH A CLOCK IN ITS WALLS

Печатается с разрешения наследников автора и литературных агентств Baror International, Inc. и Nova Littera SIA.

© THE HOUSE WITH THE CLOCK IN ITS WALLS © John Bellairs, 1973

© «THE HOUSE WITH A CLOCK IN ITS WALLS» A UNIVERSAL RELEASE © 2018 Universal Studios and Storyteller Distribution Co., LLC

© Е. Смотрова, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *

Присцилле,

которая позволяет мне быть собой

Глава первая

Льюис Барнавельт ерзал и обтирал потные руки о сиденье рычащего автобуса, следующего до Нью-Зибиди. На дворе стоял теплый летний вечер 1948 года. Там, за окнами автобуса, порывисто завывал ветер. Сквозь плотное стекло Льюис наблюдал, как под лунным светом колышутся деревья.

Он взглянул на свои фиолетовые брюки из рубчатого вельвета, из тех, что шуршат во время ходьбы. Затем пригладил волосы, уложенные гелем и расчесанные на прямой пробор. Ладонь стала масляной, и Льюис, недолго думая, вытер ее о сиденье. Губы его шептали одну из молитв, которые читают алтарники:

«Quia tu es Deus fortitudo mea quare me reppulisti quare tristis incedo dum adfligit me inimicus?»[1]

Льюис попробовал извлечь из памяти еще какие-нибудь строки, но в голове вертелся только один вопрос:

«Quare tristis es anima mea: et quare conturbas me?»[2]

Он подумал, что кроме: «Куда я еду? Кого я там встречу? Я им понравлюсь? Что со мной будет?» – ему в последнее время ничего не приходит на ум.

Льюису было десять лет. До недавних пор он жил с родителями в городке неподалеку от Милуоки. Его мама и папа недавно погибли в автокатастрофе, и теперь мальчик вынужденно переезжает в город Нью-Зибиди в мичиганском округе Капернаум. Там он поселится у дяди Джонатана, которого едва знает. Кое-что Льюис о своем дяде слышал: тот пил, курил и играл в покер. По меркам католической семьи недостатки не такие уж большие, но воспитанный двумя незамужними тетушками-баптистками, Льюис был заранее предупрежден о привычках дяди Джонатана. Мальчик лишь надеялся, что эти предостережения окажутся бесполезными.

Автобус плавно повернул, а Льюис посмотрел на свое отражение: на круглое полное лицо и лоснящиеся щечки. Его губы продолжали шептать. Льюис снова принялся проговаривать молитвы алтарников, и на сей раз всем сердцем просил, чтобы Бог помог ему понравиться дяде Джонатану: «Judica me Deus… Суди меня, Боже… нет, не суди, лучше помоги мне, я очень хочу быть счастливым».

В пять минут восьмого автобус остановился в Нью-Зибиди, у аптеки. Льюис поднялся с места, обтер ладони о брюки и дернул за ручку огромный фибровый чемодан, лежавший на полке для багажа. Отец купил этот чемодан в Лондоне еще в конце Второй мировой войны. Саквояж со всех сторон был облеплен наклейками транспортной компании «Кунард Лайн», потертыми и поцарапанными. Льюис с такой силой потянул багаж на себя, что чемодан грозил приземлиться мальчику на голову. Отклонившись, Льюис постарался удержать опасно нависнувшие пожитки, но не удержался на ногах и шлепнулся на сиденье: чемодан бухнулся ему на колени.

– Ну что ж ты, давай хоть познакомимся, пока не убился.

В проходе стоял мужчина с кустистой рыжей бородой, прочерченной тут и там несколькими белыми прядями. Брюки цвета хаки обтягивали округлый живот, а поверх голубой рубашки был надет красный жилет с золотыми пуговицами, на котором Льюис заметил четыре кармана: из двух верхних торчали ершики для чистки трубки, два нижних соединяла цепочка из скрепок, одним концом цепляющаяся за коронку золотых часов.

Джонатан ван Ольден Барнавельт вынул изо рта дымящую трубку и протянул мальчику руку:

Оставить комментарий