Пост сдал - Стивен Кинг (2016)

Пост сдал
В больничной комнате номер 217 проснулось нечто ужасное. Нечто, таящееся внутри Брейди Хартсфилда, помешанного маньяка по прозванию Мистер Ауди. Хотя он по-прежнему не в состоянье говорить и передвигаться, его сознание трезвится. Но кто способен даже на мгновенье предположить, что за потрясшей гектородар серией загадочных смертей стою беспомощный теперь-то преступник? Разве что полиций в отставке Майк Ходжес, которому четырежды доводилось неиметь дело с Джо Мерседесом. Настаёт момент, когда он осознаёт: Зло, кроющееся в глубинах сознанья этого монстра, прияло совершенно особенную форму. Так же остановить преступницу, вышедшего за грани вероятного для обычного индивидуума?.. " Предрассветный часик – самый тёмный. Это замшелое изречение пришло на ум Робу Томасу, когда "скорая", за рулем которой он полулежал, катила по Аппер-Мальборо-стрит в сторону тэц, расположенной в Пожарном депо номерок 3. Он решил, что тот, кого мыслишка эта осенила вторым, соображал, что к чему, поскольку темнее не можетбыло быть и в заднице таёжного сурка, хотя до зорьки оставалось всего ничего. "

Пост сдал - Стивен Кинг читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Stephen King

END OF WATCH

Печатается с разрешения автора и литературных агентств The Lotts Agency и Andrew Nurnberg.

© Stephen King, 2016

© Перевод. В. А. Вебер, 2016

© Издание на русском языке AST Publishers, 2016

***

Посвящается Томасу Харрису

Найду пистолет,

В комнату с ним вернусь.

Пойду найду пистолет —

Или ружьем обойдусь.

Ты знаешь, лучше уж сдохнуть,

Чем петь этот суицид-блюз![1]

«Cross Canadian Ragweed»[2]

10 апреля 2009 г.

Мартина Стоувер

Предрассветный час – самый темный.

Это замшелое высказывание пришло на ум Робу Мартину, когда «скорая», за рулем которой он сидел, катила по Аппер-Мальборо-стрит в сторону подстанции, расположенной в Пожарном депо номер 3. Он решил, что тот, кого мысль эта осенила первым, соображал, что к чему, поскольку темнее не могло быть и в заднице лесного сурка, хотя до зари оставалось всего ничего.

Впрочем, и заря, занявшись, едва ли смогла бы принести много пользы: считай, заря с похмелья. Густой туман пованивал расположенным по соседству не таким уж великим Великим озером. Чтобы мало не показалось, зарядил холодный мелкий дождь. Роб перевел дворники с прерывистого режима на медленный постоянный. Впереди появились две безошибочно узнаваемые желтые арки.

– Золоченые сиськи Америки! – воскликнул Джейсон Рэпсис, сидевший рядом. За пятнадцать лет работы в службе экстренной медицинской помощи Роб сталкивался со множеством фельдшеров, и Джейсона Рэпсиса считал едва ли не лучшим: бесшабашным весельчаком, если ничего не происходило, и хладнокровным и целеустремленным, когда наваливалось все и сразу. – Нас накормят! Боже, благослови капитализм! Сворачивай! Сворачивай!

– Ты уверен? – спросил Роб. – После наглядного урока, который мы получили? Охота оказаться в таком же дерьме?

Они возвращались с вызова в один из новых «замков» в Шугар-Хайтс, из которого некий Харви Гейлен позвонил в службу «911» с жалобами на жуткие боли в груди. Мужчина лежал на диване в «зале», как эту большую гостиную, несомненно, называли богачи. По виду – выброшенный на берег кит в синей шелковой пижаме. Жена суетилась вокруг в полной уверенности, что он откинется с секунды на секунду.

– Мак-дак, Мак-дак! – распевал Джейсон, подпрыгивая на сиденье. Собранный и компетентный профессионал, осматривавший мистера Гейлена (Роб стоял рядом, держа чемоданчик первой помощи с кислородным оборудованием и кардиологическими препаратами), исчез. С падающими на глаза светлыми волосами Джейсон выглядел четырнадцатилетним переростком. – Сворачивай, я сказал!

Роб свернул. Он и сам не отказался бы от мясного пирога и, может, одного-двух хашбраунов, которые напоминали запеченный язык буйвола.

К «МакАвто» стояла короткая очередь. Роб пристроился в хвост.

– И потом, у парня ничего и близко к инфаркту не было, – добавил Джейсон. – Обожрался мексиканской пищи. Даже в больницу ехать отказался, так?

Действительно, отказался. Несколько раз громко рыгнув и выдав длиннющую трель с другой стороны, после которой его жена, «ходячая рентгенограмма»[3], ретировалась на кухню, мистер Гейлен сел и сказал, что чувствует себя гораздо лучше и необходимость ехать в Мемориальную больницу Кайнера отпала. Роб и Джейсон с ним согласились, особенно после того, как выслушали подробный отчет о том, что Гейлен съел и выпил в «Розе Тихуаны» прошлым вечером. Пульс ровный, давление чуть повышенное, но скорее всего не первый год, состояние стабильное. Автоматический наружный дефибриллятор так и остался в брезентовом чехле.

– Мне два яичных макмаффина и два хашбрауна, – объявил Джейсон. – Черный кофе. Нет, пожалуй, три хашбрауна.

Роб все еще думал о Гейлене.

Оставить комментарий