Главная » Проза » Меня зовут Шейлок

Меня зовут Шейлок - Говард Джейкобсон (2016)

Меня зовут Шейлок
  • Год:
    2016
  • Название:
    Меня зовут Шейлок
  • Автор:
  • Жанр:
  • Серия:
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Татьяна Зюликова
  • Издательство:
    Эксмо
  • Страниц:
    115
  • ISBN:
    978-5-699-98877-8
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
Где нельзя встретить гамлетовского героя, чтобы поговорить с ним и зазвать к себе домой? Герой романчика Саймон Струлович провожает Шейлока из " Флорентийского купца " на захоронение. У двух героев много всеобщего: оба состоятельны, у обоих подохли жены, а дочки выказывают чрезмерную независимость. Это только начало трудной дружбы. Владелец Букеровской премии Генри Джейкобсон издевательски передает букву и духутор Шекспира – с издёвкой и остроумием. Стою один из тех осенних дней, обыкновенных для февраля на юге Англии, когда меньше хочется подохнуть, чем жить. Подпространство между землей и поднебесьем напоминает узенькую щель для посланий, заполненную спрессованным лучом, а само небо невыразимо банально. Подходящая декорация для драмы – даже здесь, среди умерших. На кладбище всего трое посетителей, занятых выполнением обязанностей сердечка. Глаз они не подымают: в этих местах индивидуум вынужден вести с погодкой войну, если не желает сделаться персонажем фарса.

Меня зовут Шейлок - Говард Джейкобсон читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Howard Jacobson

SHYLOCK IS MY NAME

Серия «Шекспир XXI века»

Copyright © 2016 by Howard Jacobson

First published as The Merchant of Venice by Howard Jacobson.

The Author has asserted the right to be identified as the author of the Work

© Зюликова Т., перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

* * *

Посвящается памяти Уилбура Сандерса

Как получилось, что за столько лет дружбы и чтения совместных лекций о Шекспире мы ни разу не обсуждали «Венецианского купца», объяснить я бессилен. Глубоко сожалею, что мы не можем обсудить и сейчас.

ПОРЦИЯ: Который здесь купец? Который жид?

ДОЖ: Антонио, старый Шейлок, – подойдите.

ПОРЦИЯ: Зовут вас Шейлок?

ШЕЙЛОК: Шейлок – мое имя.

«Венецианский купец», акт IV, сцена 1[1]

I

Стоит один из тех зимних дней, обычных для февраля на севере Англии, когда больше хочется умереть, чем жить. Пространство между землей и небом напоминает узкую щель для писем, заполненную спрессованным светом, а само небо неизъяснимо банально. Неподходящая декорация для трагедии – даже здесь, среди мертвых. На кладбище всего двое посетителей, занятых исполнением обязанностей сердца[2]. Глаз они не поднимают: в этих местах человек вынужден вести с погодой войну, если не хочет сделаться героем фарса.

Следы именно такой борьбы запечатлены на лице первого из скорбящих, человека средних лет и неопределенной осанки, который то идет с горделиво поднятой головой, то сутулит плечи, словно надеется, что его не заметят. Рот его тоже непостоянен и обманчив: губы то кривятся в усмешке, то мягко приоткрыты, ранимые, как спелый летний плод. Это Саймон Струлович – богатый, вспыльчивый, мнительный филантроп, быстро увлекающийся и так же быстро остывающий. Он известен благодаря своей выдающейся коллекции старинных Библий и англо-еврейского искусства XX века; страстному увлечению Шекспиром, чей гений и внешность бесшабашного сефарда, как считал когда-то Струлович, можно объяснить только одним: прежде чем стать Шекспирами, предки драматурга носили фамилию Шапиро (впрочем, он в этом больше не уверен); почетным докторским степеням лондонского, манчестерского и тель-авивского университетов (хотя в достоинстве своей тель-авивской степени он тоже не уверен), а также сбившейся с пути дочери. Сюда он пришел, чтобы осмотреть камень, недавно воздвигнутый на могиле матери, со дня смерти которой уже прошло двенадцать положенных месяцев траура. Струлович оплакивал ее не очень добросовестно – был слишком занят продажей и покупкой картин, слишком занят своими фондами и благотворительной деятельностью, или «благодетельствованием», как со смесью гордости и беспокойства называла ее мать – боялась, как бы сын не раздал все подчистую и не пустил себя по миру, – слишком занят мысленным сведением счетов, слишком занят дочерью. Однако Струлович намерен искупить свою вину. Никогда не поздно стать примерным сыном.

Или примерным отцом. Быть может, на самом деле он готовится оплакивать дочь? Это у них в роду. Отец тоже какое-то время его оплакивал: «Для меня ты умер!» И все из-за чего? Из-за вероисповедания сыновней невесты. А ведь отца никак нельзя было назвать человеком религиозным.

«Лучше бы ты лежал мертвым у моих ног…»

Неужели так правда было бы лучше?

Мы одержимы смертью, думает Струлович, бредя между безымянных надгробий. «Мы» – идея общности, под которой он иногда подписывается, а иногда нет. Мы приходим на новое место, неся на палке узелок со своим добром и радуясь, что живы, и тут же начинаем подыскивать, где бы похоронить предавших нас детей.

Оставить комментарий