Главная » Наука, Образование » Закон «джунглей». В поисках формулы жизни

Закон «джунглей». В поисках формулы жизни - Шон Б. Кэрролл (2016)

Закон «джунглей». В поисках формулы жизни
  • Год:
    2016
  • Название:
    Закон «джунглей». В поисках формулы жизни
  • Автор:
  • Жанр:
  • Серия:
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Олег Сивченко
  • Издательство:
    Питер
  • Страниц:
    12
  • ISBN:
    978-5-496-02391-7
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
Как трудится жизнь? Как природа незнает, сколько зебр и львов нужно жить в прерии или сколько рыб нужно плавать в море? Откуда наш метаболизм знает, сколько лейкоцитов должно быть в кровушки? Шон Льюис кэрролл – американский зоолог, ведущий эксперт в области эво-дево – поведывает нам невероятно занятную историю закрытий. Сокровенные загадки природы – законуты, которые управляют колличеством клеток в наших туловищах, животных и растеньиц в дикой сущности. Самое поразительное в этих правилах то, что они непохожи и подчиняются одиной логике – рациональности жизни. Кэрролл рассказывает о том, так знания законутов функционирования человечьего тела активизировали появление снадобий и подводит нас к мыслишки, что настало времечко использовать законуты "джунглей", чтобы излечить нашу больную планетоиду. Смелый и воодушевляющий труд одного из cамых знаменитых зоологов и одаренных теоретиков науки поведывает про законы жизни во всех конфигурациях, проявлениях и маштабах. Прочитайте эту книжку, и ваш взгляд на мирок изменится.

Закон «джунглей». В поисках формулы жизни - Шон Б. Кэрролл читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

© Copyright c 2016 by Sean B. Carroll

© Перевод на русский язык ООО Издательство «Питер», 2017

© Издание на русском языке. ООО Издательство «Питер», 2017

© Серия «New Science», 2017

* * *

Рис. 1

Ворота Нааби, въезд в национальный парк Серенгети.

Фотография публикуется с разрешения Патрика Кэрролла

Введение. Чудеса и диковины

Разбитая грунтовая дорога, официально именуемая Танзанийское шоссе B144, – ухабистый зубодробительный тракт для путешественников с хорошим мочевым пузырем, пролегающий между двумя великими чудесами Африки. Восточная оконечность шоссе упирается в величественные зеленые склоны кратера Нгоронгоро. Это гигантская кальдера шириной более 17 км, образовавшаяся в результате обрушения одного, а возможно, нескольких вулканов Великого Африканского рифта (или Восточно-Африканской рифтовой долины). В ней обитают более 25 000 крупных млекопитающих. Западнее простираются бескрайние равнины Серенгети, куда мы и направлялись в этот безоблачный день, просившийся на открытку.

Наш маршрут резко отличался от роскошных возвышенностей Нгоронгоро. Никаких источников воды не видать. Мы проезжали мимо мужчин и мальчишек из племени масаи в ярко-красных накидках-шуках; они пасли свой скот на любой ботве, какую только можно отыскать, даже самой выгоревшей. Но стоило нам миновать первые безыскусные ворота парка Серенгети, как пейзаж изменился. Масаев не видно, вместо бесплодных пустошей вокруг расстилаются желтовато-зеленые саванны, а вместо коров и коз пасутся газели Томпсона, поглядывающие, кто это поднимает тучи пыли, нарушая их трапезу.

В нашем «лэндкрузере» все оживляются. Где есть газели, там в высокой траве могли притаиться и другие звери. Мы открываем люк на крыше, выпрямляемся. У меня в голове звучат африканские ритмы из альбома Graceland Пола Саймона. Я начинаю осматриваться. Это мой первый визит в Серенгети, что в переводе с языка масаи означает «бесконечные равнины». В этом паломничестве в легендарное святилище дикой природы меня сопровождает семья, точно как в песне Саймона.

Поначалу я озадачен: где же вся живность? Да, стоит засушливый сезон, но тут слишком сухо. Не обманет ли это место наших ожиданий?

Куда ни глянь, повсюду высокотравная степь, в которой кое-где виднеются невысокие скалистые сопки. Взобравшись на их гранитные склоны, животные (или туристы) могут осмотреться на несколько километров вокруг. Есть здесь серые и красноватые термитники, возвышающиеся над травой на несколько метров. Взгляд непроизвольно цепляется за их контуры.

«Что там?» – спрашивает кто-то в салоне.

Мы берем бинокли и присматриваемся к одинокому холмику в паре сотен метров.

«Лев!»

Действительно, на холмике стоит золотистая львица и осматривает окрестности, возвышаясь над травой.

«Допустим, они тут есть, – бормочу я себе под нос. – Но это что, и есть тот самый знаменитый Серенгети?»

В самом деле, будет нелегко разглядеть что-либо в такой высокой траве. Я – единственный биолог из всей компании, не могу же я надеяться, что кому-то захочется заниматься этим «разглядыванием» дни напролет.

Мы едем дальше, кое-где попадаются островки зеленой травы и рощицы знаменитых акаций с плоскими кронами. Между зелеными полянками петляет русло ручья, воды в нем много. Мы поднимаемся на небольшую возвышенность, минуем излучину и тормозим: дальше не проехать, куда ни глянь – одни зебры и гну. Самое настоящее полосатое море. У большого водопоя собрались порядка 2000 животных, а то и больше: шум и гвалт. Крик зебры напоминает тявканье и смех: «куа-ха, куа-ха». А гну просто ворчат: «хух». Эти стада – отголосок величайшей миграции животных на планете, когда миллион гну, 200 000 зебр и десятки тысяч других животных устремляются вслед за дождями на север, к зеленым пастбищам.

Оставить комментарий