Главная » Фантастика и фэнтези » Центральная станция

Центральная станция - Леви Тидхар (2016)

Центральная станция
  • Год:
    2016
  • Название:
    Центральная станция
  • Автор:
  • Жанр:
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Николай Караев
  • Издательство:
    Эксмо
  • Страниц:
    24
  • ISBN:
    978-5-04-092881-1
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
250 000 мигрантов останелись жить у подножья гигантского межзвёздного вокзала. Цивилизации сплавились вдвоём, как реальность и реальность. Город кругом продолжает растй, словно сорняк. Жизнь дешева, а ргаэ ничего не стоит. Глеб Чонг возращается домой с Нибира. Многое переменилось. У него появился ауг – венерианский симбионт, переменяющий восприятие. Новоиспечённая любовница растит странного ребёнка, способного "коснться" сознанием шквалов данных. Троюродная сестра влюблена в роботника – повреждённого киборга, фронтовика войн, о которых ужо никто не помнит. Отчим неизлечимо болен циррозом памяти. А следом за Глебом тайно улетает инфо-вампир. Над ними всеми возвышается Тральная станция, межгалактический узел между Вселенной и космическими тюрьмами, куда мироздание во всем своем многообразии исчезло, чтобы избежать междоусобиц и бедствий. Все вяжено с Иными, могущественными субстанциями, которые через Разговор, общепланетарную сеть потокая сознания, вы-зовут безвозвратные видоизменения. Люди и автомашины Центральной стации продолжают адаптироваться, процветать и мутировать …

Центральная станция - Леви Тидхар читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

© Н. Караев, перевод на русский язык, 2018

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

Пролог

Впервые я прилетел на Центральную зимой. На лужайке сидели африканские беженцы с невыразительными лицами. Они чего-то ждали, но чего – я не понимал. У скотобойни два филиппинских ребенка играли в самолетики: разведя руки в стороны, жужжали, кружили и палили из воображаемых подкрыльных пулеметов. За прилавком филиппинец рубил мясницким ножом грудину, дробя мясо и кости на отдельные порции. Чуть дальше стоял лоток с шаурмой «Рош ха-Ир» – его дважды взрывали террористы-самоубийцы, однако он, как обычно, был приглашающе открыт. По шумной улице плыли ароматы бараньего жира и тмина; у меня засосало под ложечкой.

Светофоры мигали зеленым, желтым, красным. На той стороне улицы мебельный магазин выпростал на тротуар щупальце из безвкусных кроватей и стульев. Сбившиеся в стайку наркари болтали, сидя на обожженном фундаменте старого автовокзала. Я смотрел на мир сквозь темные очки. Солнце висело высоко в небе, и, хотя воздух был холодный, зима стояла средиземноморская – светлая и на тот момент сухая.

Я побрел по пешеходной улице Неве-Шанаан. Нашел укрытие в крохотном шалмане: пара деревянных столов и стульев, маленькая стойка, предлагающая пиво «Маккаби» и что-то еще. Нигериец за стойкой взирал на меня без всякого выражения. Я попросил пива. Сел, достал блокнот и ручку, уставился на страницу.

Центральная станция, Тель-Авив. Настоящее. Ну или одно из. Новая атака на сектор Газа, грядут очередные выборы, на юге, в пустыне Арава, строят массивную разделительную стену, чтобы остановить прибывающих беженцев. Беженцы уже в Тель-Авиве, скапливаются в районе старого автовокзала на юге города, 250 тысяч человек, экономические мигранты, селящиеся тут с молчаливого согласия горожан: тайцы, филиппинцы, китайцы. Я отхлебнул пива. Гадкое. Я стал буравить взглядом страницу. Моросило.

Я написал:

Некогда мир был молод. Корабли Исхода едва начали покидать Солнечную систему; еще не открыли планету Хэвен; доктор Новум пока не вернулся со звезд. Люди жили так, как жили всегда: под солнцем и дождем, любя и не любя, под голубым небом и в Разговоре, и это все о нас – всегда.

Так было на старой Центральной станции, в огромном космопорте, который возвышается над пейзажами-близнецами арабской Яффы и еврейского Тель-Авива. Это случилось среди арок и булыжников, там, откуда до моря рукой подать: в воздухе витает запах смолы и соли, солнечные змеи и их крылатые серферы пикируют и вновь взмывают в небеса на рассвете.

Да, в то время появлялись удивительные дети: об этом вы еще прочтете. Вы, конечно, думали о детях Центральной. Думали вы и о том, как случилось, что стригу пустили на Землю. Центральная – лоно, из которого человечество выползло, цепляясь зубами и ногтями, к звездам.

Но это и отчий дом Иных, детей цифромирья. В каком-то смысле это и их история тоже.

Здесь тоже есть смерть, разумеется; без нее не обходится. И Оракул, и альте-захен Ибрагим, и многие другие, чьи имена могут быть вам знакомы…

Но вы и так это знаете. Вы наверняка видели «Возвышение Иных». Там рассказано обо всем, разве что герои – сплошь красавцы и красавицы.

Это случилось очень давно, однако наша память крепка; и мы шепотом пересказываем друг другу старинные истории, невзирая на эоны, и остаемся жить между звездами.

Все началось с мальчика: он ждал отца, который все не прилетал.

В старинных историях на Землю однажды падает человек со звезд…

Один: Унижение дождем

Оставить комментарий