Главная » Книги Проза » 12 новых историй о настоящей любви (сборник)

12 новых историй о настоящей любви (сборник) - Вероника Рот, Кассандра Клэр, Ли Бардуго, Дженнифер Смит, Либба Брэй, Брэнди Колберт, Джон Сковрон, Лев Гроссман, Нина Лакур, Стефани Перкинс, Тим Федерли, Франческа Лиа Блок (2016)

12 новых историй о настоящей любви (сборник)
Кассандра Джейн, Холли Хоуп, Вероника Ноздрей, Лев Гроссман и иные написали дивные истории о худшем чувстве на землице. И теперь у вас есть одиннадцать прекрасных, чтобы втюриться эти летом. Озерцо, где бултыхается серебристый речной змей или институтский стадион, карнавал испугов или спа- курорт, гектородар, в котором остановилось времечко, или фуникулер, – втюриться можно там угодно. Главное, чтобы это произошло весной! Холли Хоуп - это Американская поэтесса. Наиболее знаменита как автор периодов " Спайдервик. Хроники "и" Заколдованная ". Выросшая в особняке, где завсегда было немало книг, в обстановке таинственных предысторий о сказочных сушествах, которые им с сестрой поведывала мать, Джулия еще в институтские годы начала сочинять стихи, пересказы и пьесы. Среди ее поздних произведений равно был и фантастический кинороман " Рыцари серебрёного солнца ". По завершении школы она вдвоём со своим другом и грядущим мужем Тео Блэком поехала в Нью-Джерси, там поступила в университет.

12 новых историй о настоящей любви (сборник) - Вероника Рот, Кассандра Клэр, Ли Бардуго, Дженнифер Смит, Либба Брэй, Брэнди Колберт, Джон Сковрон, Лев Гроссман, Нина Лакур, Стефани Перкинс, Тим Федерли, Франческа Лиа Блок читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Ей стало легче. Она скучала по лету, скучала по Илаю, но жить без ежедневного ожидания встречи с ним было проще. Она пошла на выпускной с Недом Миннери. Он был большой шутник и играл на трубе. Обожал розыгрыши. Носил подтяжки и полосатые штаны и показывал фокусы. Просто анти-Илай. В нем не было ни капли серьезности. Вечер вышел веселый, но Грейси начинало казаться, что веселье – не по ее части.

Она выпила достаточно персиковых шнапсов, чтобы заставить себя поцеловать Неда, после чего ее стошнило на обочине.

Ко Дню памяти она решила, что готова встретиться с Илаем, но не позволила себе пойти в «Дэйри Квин». Нельзя было допустить, чтобы это лето стало таким же. Просто нельзя. Она поехала на пляж Окена, расположилась на песочке вместе с Моузи и Лайлой и сидела там до тех пор, пока не село солнце и не развели костер. Когда кто-то достал гитару, она нашла себе место за столиком для пикника подальше от общей шумихи и уселась на скамейке с босыми ногами, закутавшись в свитер и подрагивая от холода. «Со мной все в порядке, – говорила она себе, готовясь с минуты на минуту присоединиться к остальным у костра. – Я в порядке». Но как только она увидела Илая, приближающегося к ней своим широким размашистым шагом, с подсвеченными костром волосами и с дурацким рюкзаком, все прошедшие месяцы тяжелой работы над собой испарились, словно их и не было. Как он вообще добрался до Грейтер-Спиндл? Родители теперь разрешают ему брать машину? У нее в душе занялось пламя, будто бы дожидавшееся теплой погоды, чтобы разгореться в полную силу.

Он уселся рядом и сказал:

– Ты не поверишь, что я узнал сегодня. В зале пластинок есть целая коллекция аудиокниг, помимо рождественских сборников. Это потрясающе.

Грейси заставила себя рассмеяться.

– Жду с нетерпением. – «Ты скучал по мне? Ты целовал кого-то еще? Я – да, и это было ужасно».

Она просто не могла больше этого выносить. Она не могла провести еще одно лето вот так. Это свело бы ее с ума. Надо придумать какую-нибудь отговорку – срочные дела в сувенирном, эпидемия холеры, что угодно. Она достала из кармана баночку с яблочным блеском для губ. Там уже почти ничего не осталось, но она так и не собралась купить еще. Слишком стыдно было вспоминать, о чем она позволяла себе думать, когда его покупала.

Илай выхватил баночку у нее из рук и швырнул в темноту, в озеро.

– Эй! – возмутилась Грейси. – Ты чего?

Он глубоко вздохнул. Его плечи вздымались и опускались.

– Я и так провел последние девять месяцев в мыслях о яблоках.

Тишина накрыла их словно спущенный занавес. Грейси слышала, как вдалеке переговариваются люди, как кто-то лениво перебирает струны гитары, но это было как будто в другой стране, на другой планете. Илай Кадди смотрел на нее со своей вечной сосредоточенностью, его голубые глаза в свете костра казались почти черными. Безнадежное чувство, жившее внутри нее, расправило крылья, готовое воспарить ввысь.

Длинные пальцы Илая коснулись ее лица, скользнули по затылку, заставив ее замереть. Казалось, он пытался сосредоточить на ней все свое внимание, изучить ее, как иностранный язык, распланировать, как меню. Илай целовал Грейси, как будто она была песней, и он был решительно намерен расслышать каждую ноту. Он целовал ее так, как делал вообще все: очень вдумчиво.

Вот теперь лето наконец созрело и округлилось, как спелый фрукт, как желтое, толстое и счастливое солнце, выкатывающееся из моря. Они целовались за сувенирной лавкой, на красных плюшевых сиденьях в кинотеатре, на полу зала пластинок, где висящие у них на шеях наушники заполнялись тихим шуршанием, когда заканчивалась очередная песня.

– Можем пойти к тебе, – предложила она.

– Или к тебе.

Они не двинулись с места.

Оставить комментарий