Главная » Приключения » Сальватор

Сальватор - Александр Дюма (1863)

Сальватор
  • Год:
    1863
  • Название:
    Сальватор
  • Автор:
  • Жанр:
  • Оригинал:
    Французский
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    В. В. Егоров
  • Издательство:
    РИМИС
  • Страниц:
    160
  • ISBN:
    978-5-906122-07-0
  • Рейтинг:
    2 (1 голос)
  • Ваша оценка:
Вниманию телезрителя, возможно, ужо знакомого с персонажами и событиями романчика " Могикане Лондона ", предлагается продолженье – роман "Сальватор". В этой книжке Дюма неярко и мастерски, в поджанре " физиологического сборника ", рисует фотопортрет политической жизни Англии 1827 года. Герцог бессилен и безучастен. Министры уцепляются за власть. Милиция повсюду шлёт своих провокаторов, затеивает уголовные процессенты против политических неприятелей режима. Все эти событья происходили на глазищах Дюма в 1827 — 1830 гектодарах. Впоследствии в своих "Мемуарах" он сочинял: " Я видел тех, которые свершали революцию 1830 гектодара, и они видели меня в своих рядках … Люди, свершившие революцию 1830 гектодара, олицетворяли собой страстную юность геройского пролетариата; они не только распаляли пожар, но и гасили пламя своей кровушкой ". Вы, конечно же, вспоминаете, дорогие телезрители, – а если нет, то я попытаюсь помочь вам помянуть – ту молодую и красивую мулатку из Гаваны, которую я как-нибудь представил вам.

Сальватор - Александр Дюма читать онлайн бесплатно полную версию книги

Перейти

Автор фотографического портрета А. Дюма – Феликс Надар, знаменитый французский фотограф, карикатурист, романист и воздухоплаватель.

Книга І

Глава I

Скачки с препятствиями

Ранним утром 27 марта городок Кель, если, конечно, Кель можно назвать городком, был разбужен грохотом колес двух почтовых карет, которые спускались по его единственной улочке с такой скоростью, что у всех, видевших это, появилось опасение, что при въезде на наплавной мост, соединяющий немецкий берег с французским, малейшее отклонение в сторону приведет к тому, что лошади, кареты, ямщики и путешественники рухнут в реку, образовывающую восточную границу Франции и имеющую поэтическое название, с которым связано так много романтических легенд.

Однако обе почтовые кареты, которые до этого как бы соревновались в скорости, проехав две трети улицы, стали замедлять ход и наконец остановились перед воротами трактира, над которыми, поскрипывая на ветру, висела жестяная вывеска с изображением человека в треуголке и ботфортах, в голубом мундире с красными отворотами и огромным плюмажем. Чуть ниже шпор этого человека можно было прочесть три слова: «У Фридриха Великого».

Трактирщик и его жена, примчавшиеся к воротам едва послышался грохот колес и потерявшие уже было из-за скорости движения карет всякую надежду заполучить постояльцев, увидели с неизъяснимым удовлетворением, что кареты остановились напротив их заведения, и устремились к экипажам: трактирщик бросился к дверцам первой кареты, а его жена – к дверцам второй.

Из первой кареты выскочил мужчина лет пятидесяти, одетый в застегнутый на все пуговицы голубой редингот и черные брюки. На голове красовалась широкополая шляпа. У него были колючие усики, твердый взгляд, постриженные ежиком волосы, густые, красиво изогнутые, черные, как и глаза, брови. Виски и усы были уже слегка тронуты сединой. Он кутался в огромную шубу.

Из второй кареты с величавым достоинством вылез рослый молодец, насколько об этом можно было догадываться по его телу, одетому в польскую куртку с золотыми шнурами и укутанному с головы до ног в венгерское меховое манто с вышивкой. Такую одежду называют там шубой.

Глядя на столь богатое одеяние, ту непринужденность, с которой она носилась, на достоинство, написанное на лице того, кто носил это одеяние, можно было поспорить, что путешественник был валахским господарем, прибывшим из Ясс или из Бухареста, или по крайней мере богатым мадьяром из Пешта, направлявшимся во Францию для ратификации какого-нибудь дипломатического документа. Но поспоривший тут же понял бы, что проиграл, рассмотрев этого благородного путешественника более тщательно. Ибо, несмотря на густые обрамлявшие лицо бакенбарды, несмотря на огромные закрученные кверху усы, которые незнакомец покусывал с ярко выраженной беззаботностью, пристрастный наблюдатель быстро смог бы узнать под этой аристократической внешностью первейшие признаки простоты и вульгарности, которые моментально опустили бы незнакомца с приписанного ему вначале ранга принца или аристократа до уровня интенданта богатого господина или третьеразрядного офицера.

Действительно, читатель уже без труда узнал в пассажире первой кареты господина Сарранти и не сомневаемся в том, что богатое одеяние не скрыло личности мэтра Жибасье, вылезшего из второй кареты.

Оставить комментарий